В правительстве Российской Федерации раздумывают о том, чтобы приостановить экспорт леса в Китай. Как возникло это решение и к чему это приведет, размышляет руководитель Института актуальной экономики, лидер «Новой
России» Никита
Исаев:

Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации Дмитрий Кобылкин наконец-то обратил свой взор на чудовищную ситуацию, которая уже много лет складывается вокруг лесных богатств страны. Он хочет приостановить экспорта леса в Китай до тех пор, пока в России не удастся создать разумную систему природопользования. В первую очередь задача стоит в восстановлении лесов. Китайскую сторону уже предупредили, что возможно такое развитие событий. По мнению министра, виноваты в таком плачевном состоянии отрасли таможня и правоохранительные органы, которые попросту не контролируют вывоз леса. Но поможет ли такой радикализм решить проблему?

Нужно понимать, что пострадают от этих мер не только китайские партнеры, но и сама Россия. В Китай уходит 64% отечественной необработанной древесины. При том, что для Китая мы хоть и стратегические партнеры, но тем не менее обеспечиваем их потребность в пиломатериале всего на 30%. Остальное дают Новая Зеландия, США, Канада и другие страны. Общий же российско-китайский товарооборот леса оценивается в 4,8 млрд долларов. А ещё есть нелегальный экспорт, который, по разным оценкам, составляет от 0,8% до 40% от легального.

Что интересно, свои собственные ресурсы Китай бережет и не пускает на промышленные нужды, предпочитая закупать сырье за границей.

Вырубка лесов незаконным путем — очень большая проблема для Российской Федерации. Проехав этим летом через Сибирь и Дальний Восток, я лично в этом убедился. Дело даже не в больших объемах, а в том, что остается на месте вырубленного леса. Самое страшное то, что «чёрные лесорубы» зарабатывают на этом огромные деньги и взамен ничего не сажают, оставляя лишь пустыри. Лесорубы-нелегалы даже не убирают после себя опилки, которые нередко становятся причиной для пожаров. Что уж говорить о посадке новых деревьев. Пустые земли перестают впитывать воду, это приводит к наводнениям (как было этим летом в Чите), обмелению рек, нарушается водный баланс.

Еще встречается очень неприятная ситуация с китайскими компаниями, которые получают леса в аренду по бросовым ценам, в обмен на обещание вложить средства в переработку и создание рабочих мест. Но в итоге они занимаются вырубкой и экспортом кругляка по льготным таможенным тарифам, а потом просто прекращают свою деятельность.

В общем, масштабы бедствия огромны. Но одними запретами ситуацию не исправить. Китайские, да и отечественные лесорубы, занимающиеся нелегальной деятельностью, не станут вмиг правильными и послушными в ущерб своим доходам. Можно ли усиливать контроль без запретов, которые предлагает Кобылкин? Вполне. Для начала хотя бы лесную охрану нужно восстановить в прежнем объёме. Ранее, в 2005 году, штат сотрудников лесной охраны составлял около 100 тысяч человек, после принятия нового Лесного кодекса осталось 22 тысячи человек…

Мы просто потеряли контроль над нашим лесом, никто не хочет ходить по лесам и следить за исполнением этого закона. Проще ведь всё запретить! В итоге 70% черных лесорубов остаются даже не пойманными, только треть попадает в руки правоохранительных органов. И вместе с этим наши чиновники сдают китайским предприятиям леса в аренду. За копейки. Они привозят всех работников из Китая, вместо того чтобы исполнять инвестиционные обязательства, и брать на работу местных жителей.

Вырубка леса – это очень большая проблема для Российской Федерации. Но запрет – не выход. Кроме того, что лес – это возобновляемый источник экологически чистых материалов, он ещё и рабочие места создаёт. Поэтому вырубка должна быть ограниченной и контролируемой. Многие страны, например, Германия, научились увеличивать площади лесов, не останавливая вырубку. Контроль и высадка саженцев – вот и весь секрет. А запрет экспорта лишь окончательно криминализирует эту сферу деятельности.