Жительницу Петербурга задержали в Москве при попытке продать девственность девочки-подростка. Как устроен бизнес по продаже невинности и какие меры принимают по борьбе с ним, выясняла «Мойка78».

Интим с девственницей — не такая уж редкая услуга. Стоимость её варьируется от 30 тыс. до нескольких миллионов рублей. Средняя цена — 300-500 тыс. Девушек на такие меры вынуждает идти нехватка денег и поиск легкого заработка. В России и за рубежом были несколько случаев, когда девственность продавали ради того, чтобы оплатить учебу.

Самый громкий случай произошел в Калифорнии. В 2008 году 22-летняя Натали Дилан продала девственность за 3 млн 700 тыс. долларов. Свой «первый раз» она выставила на аукцион легального борделя. Деньги девушка потратила на получение степени магистра.

В России огласку получила история вице-мисс Москвы Анны Фещенко. Модель, как рассказывали её подруги, уехала в Дубаи, чтобы продать девственность. После широкого освещения в СМИ правоохранительными органами были организованы проверки интернет-ресурсов, на которых размещают объявления о продаже девственности.

О результатах не сообщалось. Но борьба, судя по всему, была не очень эффективной. Найти ресурсы, на которых покупают и продают девственность, все еще можно в два клика. Большая часть из них имеет сомнительный вид и засорена объявлениями от фейковых аккаунтов и сальными комментариями.

Есть и такие онлайн-площадки, которые выглядят вполне прилично. Они позиционируют себя как эскорт-агентства и гарантируют анонимность. Но, насколько легально все это на самом деле, под вопросам.

Несмотря на то, что на подобных ресурсах, чаще всего жирным шрифтом пишут, что девушки у них только светсовершеннолетние, на деле это не всегда так. Показательный случай — нашумевшая на этой неделе история. 22-летняя петербурженка, по версии следствия, через WhatsApp договорилась о продаже девственности 15-летней девочки. С подростком она связалась через интернет. За сделку женщина хотела выручить 650 тыс. рублей. В момент встречи с клиентом она была задержана. Следствие продолжается.

Регулировать эти вопросы, как отметила уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова, почти невозможно. Профилактические беседы в таких случаях не помогут.

«Мер по предотвращению, к сожалению, не только в Петербурге, но и вообще, я думаю нет. Потому что очень сложно предугадать, что может возникнуть в головах людей. В том числе, у сумасшедших или обнещавших родителей. Какие меры они считают возможными для того, чтобы выйти из сложного материального положения, сказать заранее нельзя. Профилактировать нечего. Поэтому все это обычно происходит по следам задержания. Бьем по хвостам»,
— рассказала Агапитова корреспонденту «Мойки78».

Уполномоченный по правам ребенка в качестве меры воздействия предлагает повысить возраст согласия и возраст информирования родителей до 18 лет. В настоящее время опекуны несут ответственность за детей до совершеннолетия, но принимать решения о том, лечиться или нет, делать аборт или не делать, они могут с 15 лет. В этом, по мнению Агапитовой, есть несоответствие.