На неделю отложила коллегия 2-го Западного окружного военного суда прения по делу о теракте в метро Петербурга. Паузу попросили адвокаты семерых из 11 подсудимых, сославшись на необходимость серьезной подготовки к выступлениям в связи с категоричной позицией прокурора Надежды Тихоновой и запрошенным ею наказанием.

Напомним, накануне она заявила, что вина всех подсудимых доказана и потребовала пожизненный срок лишения свободы для братьев Азимовых и Эрматов. Содик Ортиков в речи гособвинителя «удостоился» 28 лет строгого режима, еще пятеро фигурантов — на год меньше.

Дойти до единственной на скамье подсудимых женщины, гражданки Узбекистана Шохисты Каримовой, прокурор Тихонова 18 ноября не успела, поскольку та упала в обморок, едва услышав свою фамилию. Пришлось вызывать «скорую помощь» и затем откладывать заседание.

19 ноября сторона обвинения закончила выступление, запросив для Каримовой максимально возможные 20 лет колонии общего режима.

Одна из пассажирок вагона, где произошел взрыв, крайне редко посещавшая заседания да к тому же имеющая проблемы со слухом, тем не менее заявила, что согласна с позицией прокурора и попросила суд «быть менее гуманным к преступникам и вынести самое строжайшее наказание».

Прения 19 ноября в суде по делу о теракте в метро Петербурга. Фото: Мойка78

Представитель ГУП «Петербургский метрополитен» подтвердила исковые требования компенсации за «значительный материальный ущерб и вред деловой репутации» в 110,5 миллионов рублей.

«Метрополитен считает, что вина подсудимых полностью доказана. Вопрос о наказании оставляем на усмотрение суда»,
— заявила юрист ГУПа.

Было что сказать и подсудимым. Первым слово взял Мухамадюсуф Мирзаалимов. Он рассказал, что еще подростком получил российское гражданство, переехав с семьей из Киргизии. В Петербурге работал в ресторане и в квартире на Товарищеском проспекте, где в ночь на 6 апреля 2017 года при обыске было обнаружено самодельное взрывное устройство, в поисках более подходящей по цене квартиры временно снял койко-место лишь за два дня до теракта.

Прения 19 ноября в суде по делу о теракте в метро Петербурга. Фото: Мойка78

Он напомнил, что накануне задержания вместе с Ибрагимжоном Эрматовым подал заявление в полицию о безвестном исчезновении брата последнего, а затем сотрудники правоохранительных органов осмотрели квартиру и никаких подозрительных предметов не нашли. Обвинение в свою очередь полагает, что заявление было своего рода попыткой прикрытия, и якобы Мухамадюсуп Эрматов попросил брата и соседей по квартире так сделать.
«Почему, если это так, как говорит прокурор, он не сказал, чтобы мы сначала избавились от взрывного устройства, а потом уже шли в полицию? Какой адекватный человек будет звать полицейских, если у него дома бомба? Я следователю предоставил все пароли от телефона и своих страниц в соцсетях. Прокурор говорит, что я общался с Джалиловым. Так где доказательства? Где звонки, переписка в соцсетях? Этого нет и быть не может, потому что я его не знал и никогда о нем не слышал. Прошу суд справедливо отнестись к делу»,
— заявил парень.

Его мать, сидящая в первом ряду, заливалась слезами. Женщина, с ее слов, намерена дойти до президента, прося о справедливости.

Еще двое, Сейфулла Хакимов и Бахрам Эргашев, также незадолго до взрыва в метро поселившиеся в квартире, обратились к суду через переводчика. Оба рассказали, что с утра до ночи трудились на ремонте офиса, чтобы заработать деньги для своих семей, оставшихся на родине, приходили в квартиру только ночевать и сроду не слышали от соседей разговоров о терроризме и радикализме.

«Прокурор зря нас обвиняет. Мы в Россию приехали лишь с одной целью — зарабатывать для наших семей. У меня никаких следов не нашли, ни один свидетель про меня ничего не сказал. Так почему я нахожусь в такой ситуации?»,
— качал головой Хакимов.

Четвертый подзащитный адвоката Марата Сагитова Азамжон Махмудов от выступления в прениях отказался.

Марат Сагитов подверг речь прокурора детальному препарированию. По его мнению, следствию не удалось собрать убедительных доказательств причастности его подзащитных к преступлениям.

«Что является доказательством того, что они вступили в террористическое сообщество? Факт проживания в одной квартире? То, что они созванивались между собой? Никаких доказательств этому не представлено. Собранные доказательства в совокупности недостаточны для вынесения обвинительного приговора»,
— настаивал адвокат.

В финале своей речи он попросил суд оправдать всех четверых своих подзащитных за непричастностью к вмененным им преступлениям. Защита продолжит выступление 26 ноября.