Пандемия разоряет мировые бренды офисной одежды и элитных аксессуаров. Роль сыграло не только закрытие границ и возникшие проблемы с поставками сырья, но и предпочтения людей, которые изменила самоизоляция, поскольку кризис стал большим шагом к разумному потреблению. Специалисты прогнозируют, что это тренд ближайших лет и ударит он по масс-маркету, в то время как небольшие шоурумы набирают популярность.

Курс на разумное потребление

О разорении уже заявили такие бренды, специализирующиеся на офисном стиле как New York & Co, Brooks Brothers, а также другие сети, которые реализуют мужскую и женскую одежду во многих странах мира: Sur La Table, J.Crew, JCPenney , японский ритейл Muji. В России о своем уходе с рынка объявляла сеть мужской и женской одежды Fashion House. По данным СМИ, компания не пережила самоизоляции.

Эксперты называют две главных причины происходящего: кризис и смена потребительских привычек. Так, на удаленке вдруг выяснилось, что людям не нужно много одежды. Если человек задействован в онлайн конференции, то ему еще могут пригодиться пиджак и галстук, но далеко не все компании в онлайн-формате требуют поддерживать дресс-код. В случае же, когда человеку не требуется общаться с начальством или коллегами по видеосвязи, он вообще может целый день работать в пижаме.

«Одежда всю жизнь, начиная с каменного века — это необходимость прикрывать тело от погодных условий, и возможность донести социальный статус. Как раз социальный статус у нас обвалился: хвастаться не перед кем стало или негде, потому что все мероприятия закрыты, да и работу ходить не нужно», — объясняет петербургский стилист Наталья Калиник.

Одежда. Фото/ pixabay.com

Сейчас, когда магазины уже открыты, кто-то снижает цены и продает остатки, кто-то наоборот — повышает их, чтобы окупить время вынужденного простоя. Но в целом, по словам специалиста, цена теперь не всегда играет первостепенную роль.

«Мы имеем тенденцию к упрощению одежды. Это когда мы покупаем не дорогую вещь, а простую, но делаем ее фирменной за счет аксессуаров. Сейчас такой подход будет проявляться все сильнее. В тренде самые простые брюки, например, оливкового цвета, потому что он хорошо сочетается с базой. То есть люди идут к упрощению, к тому, чтобы купить одни штаны, но хорошие, чтобы их можно было носить с футболками и блузками. Сейчас мода это позволяет, а пандемия нас очень быстро подтолкнула к этому», — говорит Наталья Калиник.

Руководитель бренда Wonme, дизайнер Алла Карташова отметила, что сейчас все сводится к разумному потреблению, то есть спонтанные покупки люди будут делать меньше, нежели это происходило до пандемии в масс-маркетах.

«Людям нужна просто база: та одежда, которую они будут носить и в пир, и в мир в независимости от того, придет пандемия или уйдет. Действительно, офисный стиль на момент Covid-19 отошел на второй план, так как многие пересели на удаленный режим работы. Теперь культура, к которой нас приучили H&M, Zara и другие гиганты масс-маркета, уходит на второй план. И сейчас очень четко прослеживается тенденция того, чтобы потребление стало разумным: люди покупают не ради количества, а ради качества», — объясняет специалист.

Одежда. Фото/ pixabay.com

Маленькие шоурумы против гигантов масс-маркета

Эксперты объяснили, что приход кризиса в России ознаменован прежде всего проблемами с поставками сырья. Это первое, с чем столкнулись модные дома и дизайнеры в целом, они оказались зависимы от Китая и Европы. В конечном счете ситуация отражается на обычном потребителе.

«Сейчас в тяжелых экономических условиях мы столкнулись с повышением цен на сырье, на пошив, потому что вся цепочка людей, которые создают модную индустрию, сели дома в большей части и работают для нужд медицины. К великому сожалению, именно фэшн-индустрия сильно пострадала. И те, кто остался без работы, конечно максимально хотят заработать, поэтому, чтобы выкарабкаться из ситуации, нам приходится ощутимо повышать цены — это порядка 20-30%, что достаточно много», — говорит Алла Карташова.

Она уточнила, что больше всего кризис отразился на крупных сетях с большими производствами, намного спокойнее себя чувствуют небольшие предприятия, которые сотрудничают с шоурумами.

«Если говорить в рамках нашего города, здесь маленькие производства имеют больше возможностей подстроится под конъюнктуру рынка, нежели такие гиганты как Melon Fashion Group: ZARINA, befree, LOVE REPUBLIC и SELA. Они вынуждены закрывать магазины, потому что нет оборотных средств, чтобы их содержать. Они настолько пострадали от закрытия границ, от проблем с китайским сырьем, потому что имеют офисы здесь, а размещение и производство — там. Логистика просто встала. Если взять московскую компанию Finn Flare, они говорили РБК что теряют ежемесячно по 20-30 млн рублей. Это колоссальные убытки. У маленьких производств таких проблем глобальных нет. Я не могу сказать, что что-то капитально потеряла за эту пандемию. Скорее наоборот, у меня и моих коллег была возможность отследить потребности населения, в чем они нуждаются», — рассказывает эксперт.

В кризисе петербургский дизайнер увидела только один плюс — россияне наконец-то поняли, что помимо Европы, США и Китая, есть местные производители, которые тоже шьют модную и качественную одежду.