В августе 2020 года в Петербурге состоится 25-й юбилейный фестиваль памяти Аркадия Северного. Советский шансонье умер в 1979 году, правда тогда его называли королем городского романса. Термин «шансонье» создал его зять – Александр Фрумин. Он, один из организаторов радио «Шансон», а еще музыкальный продюсер, коллекционер, основатель студии «Ночное такси» и один из основателей радио «Шансон», ушел из жизни в 2017 году.

Александр Фрумин. Фото из личного архива семьи.

«Мойка78» выяснила, кому досталось огромное наследие двух ярких личностей Северной столицы. И как оно изменило жизнь наследников.

Аркадий Северный. Фото из личного архива семьи.

Наталия Звездина – единственная дочь Аркадия Северного (Звездина) и одна из жен Александра Фрумина – признается, что после смерти отца она стала единственной обладательницей огромного состояния. Правда измеряется оно не в твердой валюте, а в песнях, которые были записаны при жизни отца и собраны после его смерти Фруминым.

Александр Фрумин. Фото из личного архива семьи.

«Я стала единственной наследницей творчества отца, — признается Наталия Звездина. — Он был автором некоторых песен, и у меня зарегистрированы авторские права на эти песни. Кроме того, у меня зарегистрированы права на исполнение песен (в чужом авторстве) голосом отца, а также все звуко- видеозаписи и фотоизображение отца».

Масштаб наследства таков: только песен, исполняемых в сопровождении инструментального оркестра, – 55 альбомов по 90 минут. И более 200 часов магнитофонных записей его песен, монологов, рассказов и анекдотов. Часть из этого издана на пластинках, кассетах и компакт-дисках. Всего же певец напел более 80 магнитоальбомов.

Любимая фотография Наталии Звездиной, дочери Аркадия Северного. Фото: из личного архива Аркадия Северного

Поклонники утверждают, что Аркадий Северный не уступал по популярности и другим знаменитым исполнителям жанра городской романс – Галичу и Окуджаве. Более того, Северного называли ленинградским Высоцким. Северный гастролировал по стране, выступал в ресторанах, на квартирниках и в актовых залах закрытых НИИ. Его песни записывали на «ребрах» — самодельных пластинках из рентгеновских пленок – и продавали из-под полы только своим и за большие деньги.

Аркадий Северный. Фото из личного архива семьи.

«Люди, которые записывали его песни и те, кто распространял его записи, – они все очень хорошо заработали на творчестве отца, — вспоминает наследница. — На тот момент коллекционеры, записывающие и издающие его песни, вдруг стали невероятно обеспеченными людьми».

Пик популярности Северного – шестидесятые годы. Но и сегодня, спустя шестьдесят лет, имя Аркадия Северного на слуху.

«Мне до сих пор пишут поклонники творчества отца. И я каждый раз удивляюсь, мне пишут юные поклонники творчества отца. Это, конечно, удивительно. Мне казалось, что шансон слушает совсем другая возрастная категория»,
— продолжает Наталия.

Аркадий Северный. Фото из личного архива семьи.

До сих пор поклонники творчества Северного приезжают на фестивали, где звучат песни короля городского романса. А наследница, согласно законодательству, получает вознаграждение за использование имени отца и его песен. Наталия Звездина запретила, например, губернатору Ивановской области использовать имя отца при организации фестиваля «Черная роза».

«В соответствии с четвертой частью Гражданского кодекса РФ осуществляет защиту права на имя «Аркадий Северный». Мы обращаемся к Вам, так как фестиваль проходит при поддержке вашей администрации, — написала в 2016 году наследница губернатору Ивановской области. — В соответствии с авторскими правами извещаем вас о запрете на использование в названии фестиваля имени «АРКАДИЙ СЕВЕРНЫЙ». В случае неисполнения этого условия при проведении следующего фестиваля, либо в любой акцидентной продукции при его подготовке и рекламе вынуждена буду обратиться в суд с иском о защите права на имя, принадлежащее мне по закону».

Подчеркнем: интерес к шансонье страны Советов раздул с новой силой в девяностых годах зять Северного. Александр Фрумин даже создал термин «шансонье». Утверждают, что именно этот хитрый маркетинговый ход и позволил запрещенной музыке покинуть подполье и выйти на большую цену. Музыканты тогда впервые смогли зарабатывать деньги (как утверждают источники в сфере шоу-бизнеса — большие деньги) законно: они покинули ночные кабаки и вошли в концертные залы, на телевидение и радио.

Аркадий Северный. Фото из личного архива семьи.

Размер доходов, конечно, доподлинно нельзя установить, но их оказалось достаточно, чтобы Фрумин смог открыть собственную студию звукозаписи «Ночное такси», на которой под знаком «русский шансон» выпустил более двадцати компакт-дисков с концертами Аркадия Северного и десять его тематических сборников песен, здесь же – на собственной студии – Фрумин записывает альбомы Александра Розенбаума, Вилли Токарева, Михаила Шуфутинского, Михаила Круга, Трофима (Сергея Трофимова), Славы Бобкова, Зиновия Бельского, Виталия Аксенова, Татьяны Кабановой, Владимира Асмолова и еще много-много других.

Итого с 1994 года студия «Ночное такси» выпустила более двухсот номерных альбомов исполнителей жанра «русский шансон». Сам Александр говорил, что изготавливает аудио- и видеопродукцию от клавира до эфира. С 2004 года на «Ночном такси» записывают и выпускаются уже видеофильмы в стандарте DVD, а с 2009 года — стандарта Bluray.

«Мы тогда печатали альбомы тиражом в 3-5 тысяч экземпляров. И переиздавали их по нескольку десятков раз»,
— рассказывает Наталия Звездина.

В 1995 году интерес к творчеству Аркадия Северного достигает такого уровня, что в Санкт-Петербурге организовывают Фестиваль памяти. С этого момента он становится ежегодным, участники фестиваля записываются на видео, позже записи с выступлениями распространяются по всей территории России на дисках DVD, номера даже транслируются на собственном телеканале в YouTube.

В 2001 году Александр Фрумин организовывает в Государственном Кремлевском дворце первый сборный концерт звезд русского шансона. В 2009 году бизнесмен и музыкальный коллекционер возвращается в Северную столицу, продав свою долю в радиостанции «Шансон», как утверждают некоторые участники рынка, сделка могла ему принести примерно $1 млн. Кроме того, Фрумин отказался от права на использование бренда «русский шансон» и отдал их компании MasterSound – подразделению студии «Союз», выпускавшей блатную музыку. Под маркой стали выпускать многомиллионными тиражами записи Петлюры, Ивана Кучина, Геннадия Жарова, «Нэнси», Трофима, Любы Успенской и других ранее маргинальных артистов.

А 15 апреля 2017 года страна узнала, что Фрумин скоропостижно скончался.

«Саша не собирался умирать, — признается Наталия Звездина. — Поймите, это тоже очень тонкий момент. И у него осталось очень много незавершенных проектов. И для того, чтобы эти проекты завершить, и чтобы имя Александра никто не смог очернить и обвинить в неисполнении обязательств, Эля – его последняя жена – продала свою квартиру. Ведь это бизнес такой: ты берёшь деньги, запускаешь проект и, не получив еще прибыль, запускаешь другой проект. Саша вкладывал все деньги в бизнес на развитие и для себя почти ничего не оставлял».

Фрумин, как выяснилось, получив доверен

Альбом из двух виниловых пластинок, вышедший в Америке. Фото: из личного архива Аркадия Северного

ность от наследницы, отслеживал соблюдение авторских прав на творчество Северного. После его смерти Наталии пришлось это делать самостоятельно. Она признается, что ей это дается сложно. Хотя защищает свои права она не совсем самостоятельно: оказывается, на страже интересов наследницы стоит посредник – РАО. Причем стоит не просто так, а за процент с дохода.

«Есть Российское авторское общество, — разъясняет Наталия, — и по-другому в те времена (в 90-х годах) оформить авторские права вообще было нельзя. Сейчас взамен РАО появилось несколько организаций, специализирующихся на услугах по защите авторских прав, но, признаться честно, там сложный процесс заполнения документов, и я не осилила даже начальный этап – этап заполнения таблиц, в которые нужно было вносить и дату исполнения композиции, и имена музыкантов, участвующих в концерте. Да и к тому же за все это время я не так часто получала дивиденды. Однажды рублей 100 – это было в конце девяностых – переслал ресторан Тюмени: кто-то исполнил песню отца, и со мной расплатились».

Особый для наследницы стал минувший год – Северный праздновал юбилей. Телеканалы и маленькие студии снимали тогда о нем фильмы и передачи, однако в этом году об Аркадии Северном говорят реже и много меньше.

«Если бы это были хорошие песни, вода бы дырочку нашла, — говорит Александр Григорьев, бывший компаньон Александра Фрумина. — Их бы тиражировали и пели. Но они остались в прошлом, возможно навсегда. Он был хорош для своей эпохи. На мой взгляд, он был смелым человеком, но слабым автором и исполнителем. Такое случается сплошь и рядом. Вот и все».

Студия «Ночное такси» продолжает выпускать музыкальные диски. Но теперь один-два в год, тиражом максимум в полторы-две тысячи. Чтобы сократить расходы, студия «Ночное такси» делает сдвоенные выпуски: песни Северного ставит с молодыми исполнителями. Выигрывают, как говорит наследница, все: молодые артисты находят аудиторию, а издатели сокращают затраты на выпуск дисков.

«В Америке вышел невероятно красиво оформленная виниловая пластинка. Там даже сдвоенный выпуск песен Аркадия Северного, — сокрушается Наталия, — но мы даже не нашли, кто ее выпустил: указанные телефоны всегда молчат, а по указанным адресам нет никаких студий. И вообще эмигранты и иностранные звукозаписывающие студии ни разу не были уличены в желании заплатить за использование имени. Хотя Саша, когда привозил, например, артистов в Германию, говорил, что шансон пользуется популярностью и песни отца до сих пор востребованы. Почему творчество отца не приносит доход? Наверное, потому что отец всегда был бессребреником. А когда он умер, его даже не в чем было похоронить, у него не было костюма. Он любил песню и не планировал на ней зарабатывать. А я? Да и я – честно скажу – я тоже очень мало могу себе позволить. Но тоже мы ведем нормальную жизнь не миллионеров: я работаю, воспитываю троих детей, выплачиваю проценты по кредитам. Но вот, например, готовим 25-й юбилейный фестиваль памяти отца. Нам разрешили его провести в августе».