Весь город нервно следил за ростом числа зараженных COVID-19, многие боялись высовывать нос из дома. Это было не так давно — в начале мае. В это время добровольные спасатели решили, что должны выйти и помочь там, где они нужнее всего. В «красной зоне». О том, как это было, Мойке78 рассказал Александр Хайтин, командир поисково-спасательного отряда «Экстремума». В мирной жизни он занимается информационными технологиями. На дежурство заступал в выходные дни и ночные смены. Все спасатели также не на зарплате, поэтому рисковали жизнью исключительно в свободное от работы время.

Экстремум. Фото: Вконтакте/Экстремум/Санкт-Петербург

Первое, что мы ожидали и получили — рост количества запросов на эвакуацию больных. У нас есть автомобиль пожарный-первой помощи. И мы часто сталкивались и продолжаем сталкиваться, что нас привлекают к помощи в переноске больных в скорую. Когда, например, массивного человека надо нести на носилках. А бригада не всегда может это сделать самостоятельно.

— отмечает Александр Хайтин

Помощь в транспортировке больных. Фото: ВКонтакте/Экстремум/Санкт-Петербург

Добровольцы дежурили в больнице 122 им. Л.Г. Соколова. Вся часть больницы, выделенная под коронавирусных больных, а это 350 мест, заполнилась за двое суток.

Мы предложили свою помощь как санитары. С точки зрения санитара вы видите одномоментно очень много людей в похожем состоянии — что нехарактерно. Вся больница заполнена людьми с пневмонией, и это производит впечатление. Когда человек поступает со скорой, его нужно переместить на кресле или каталке в смотровую. Некоторые пациенты уже находились на кислороде и даже на ИВЛ. В смотровой сестры и лаборанты брали необходимые анализы, потом надо было везти на КТ. Потом, в зависимости от степени поражения легких на отделение или в реанимацию. На отделении передавали сотрудникам, дезинфицировали оборудование и уходили обратно. Такой постоянный конвейер на первом этапе был, пока не заполнилась больница.

— вспоминает Александр

Позже добровольцы посчитали: если бы группа не вышла в приемный покой, скорость приема больных упала бы минимум вдвое. И это при том, что время ожидания скорых в очереди доходило до 8 часов. Когда в больнице не осталось свободных мест и помощи в приемке больных больше не требовалось, добровольцы стали проводить мониторинг. У больных коронавирусом часто нет симптомов даже при критическом падении сатурации (насыщении крови кислородом), поэтому периодическое измерение сатурации важно. Из того что добровольцы видели своими глазами — люди с избыточным весом и в преклонном возрасте действительно переносят коронавирус очень тяжело — это не миф.

Дежурство в больнице. Фото: официальный сайт «Экстремум»

Нам дали прибор и просили обходить всю больницу, снимая показатели. Мы проводили измерения, записывали, докладывали врачу. Этот мониторинг дважды в день важен для того, чтобы получать оперативную информацию по все пациентам. На одного больного максимум 30 секунд. Самые оптимистичные пациенты даже устраивали в палатах соцсоревнование — у кого лучше показатели.

— делится Александр

По данным исследований, прон-позиция, положение пациента в положение на животе с жесткой подушкой под грудью, вдвое снижает риск ИВЛ. Об этом знают медики, но таких подушек в арсенале больницы нет. Добровольцы эту проблему решили — своими руками сделали подушки на все больничные койки. Плюс к этому еще и наладили больничный радиоэфир.

Дежурство в больнице. Фото: официальный сайт «Экстремум»

Сестры и врачи обычно не используют портативные рации. Когда мы туда пришли, у них было несколько раций, но они пользовались ими не удачно, сбили каналы. Мы помогли им научиться этим пользоваться. Это портативные рации, которые пробивали коридор и несколько этажей и помогали быстро позвать нас, если надо кого-то передвигать.

— отмечает Александр

За все полтора месяца дежурства ни один из добровольцев не заразился. Хотя некоторые спасатели буквально жили в больнице — в специально отведенном жилом блоке для медиков. Александр признается, что дежурство в СИЗе было одним из самых непростых моментов.

Дежурство. Фото: ВКонтакте/Экстремум/Санкт-Петербург

Опыт длительного выполнения умеренно тяжелой физически работы в противогазе — новый опыт. Правильно примененный защитный костюм снижает риски настолько, что они становятся гораздо меньше, чем риск заражения на улице. Мы использовали собственные полнолицевые маски — более привычные и надежные. Есть процедура как СИЗ снимать, надевать, чтобы вы не касались потенциально загрязненных поверхностей. Там был специальный пост — контролировалось одевание и снимание СИЗов. Например, простейшая история — очень сильно зачесался нос под маской. И он зачесался в начале дежурства и лучше не становится. И очки запотели. И вот на третий час, совершенно озверев от этого, вам уже кажется, что ничего страшного не будет, если вы нос почешете. Вот это ключевой риск. Это к разговору о дисциплине и о том, что правильно было привлекать людей, которые подготовлены.

— рассказывает Александр

По словам Александра, дежурство добровольцев не было массовым явлением. Разве что в Ленэкспо дежурил Красный Крест. Спустя полтора месяца волонтеры «Экстремума» закончили работать в больнице. Госпиталь сейчас готовится к возвращению в штатный режим. Но расслабляться пока рано — считает Александр.

Знать об этой ситуации нужно. В последнее время очень часто, и в чрезвычайных случаях и медицинских, люди считают, что если кто-то погиб или пострадал, обязательно кто-то другой в этом виноват. Люди делают много безрассудных действий и ставят свою безопасность, жизнь и здоровье под угрозу. Самая частая реакция — я тут ни при чем, со мной ничего не случится. Когда происходят неприятности ожидают, что придет кто-то и этот кто-то обязан все исправить. Да, есть медики и спасатели, которые придут, но далеко не все можно исправить. Это очень важное знание, которое, может быть, сейчас дойдет до людей — просто из-за массовости событий.
— советует Александр Хайтин