Хостелы мечтают стать коливингами? Заполните заявку, расскажите о себе подробно и пройдите онлайн-интервью. Нет, это не этапы собеседования в крупную корпорацию. А необходимые условия, чтобы заселиться в бывший хостел, а ныне коливинг Soul Kitchen. Коливинг — это новое прочтение коммуналок. Заселяются туда близкие по принципам и убеждениям люди. А на кухне не ругаются и делят конфорки, а, напротив, мирно пьют чай и обсуждают совместные проекты.

На Западе такая форма проживания популярна уже давно. В Петербурге для широкой публики пока в новинку. Изначально идея заключалась в том, чтобы сэкономить на аренде и одновременно поселиться вместе с единомышленниками. Но сейчас коливинги вошли в моду и к категории бюджетного жилья имеют все меньше отношения. Так, в анонсированном Soul Kitchen комната с душем и туалетом обойдется в 32 тысячи рублей. А если захотите жить вдвоем, то готовьтесь накинуть еще 30% от цены сверху. За эти деньги уже вполне можно снять приличную квартиру в центре. Но, судя по всему, люди готовы платить за общение.

В одном из самых известных коливингов Петербурга TRIGLINKI за комнату берут поменьше — около 20 тысяч рублей. Ольга Фохт живет там уже больше трех лет. По ее словам, кого к себе подселить решают все квартиранты на общих собраниях — «огоньках». И люди платят именно за «состав жильцов» и совместные тусовки.

Речь идет об идейно-целостном коливинге. У нас это вегетарианство, веганство, раздельный сбор мусора, социальные проекты, творческие «шабаши». Когда человек к нам хочет поселиться, сначала мы объясняем подробно, как у нас все происходит. У нас, например, живут животные: огромный пес, коты, которые иногда вторгаются в личное пространство. Заведены общие дежурства, проходят мероприятия, например, фудшеринг, кинопоказы, у нас есть зоны ответственности. Не всем это подходит. В процессе мы можем понять, что нам некомфортно, или человек может понять, что ему формат не подходит. Тогда по обоюдному согласию расходимся — такие случаи бывали. Например, у нас безалкогольное пространство и нам важно, чтобы образ жизни был трезвый. Есть те, кто заезжал на две недели, а остался на года. Причем, долгое проживание в коливинге не мешает формированию семьи — У Руслана (прим. основатель TRIGLINKI), например, ребенок есть. У них куча нянек — ты выходишь из комнаты и любой человек согласен побыть с твоим малышом.

— Ольга Фохт менять место жительство не собирается

Несмотря на тесный контакт в коливинге, пандемию в TRIGLINKI пережили успешно — никто не заразился. Правда, некоторые квартиранты разъехались по домам, но сейчас уже вернулись назад.

Постоянно дезинфицировали все в доме, не принимали гостей, отменили все общественные мероприятия. Даже если кто-то шел в магазин, то закупал на всех. По ощущениям сейчас все позади. Выдачу фудшеринга недавно возобновили, но с условиями: чтобы люди соблюдали дистанцию, приходили заранее, даже стали выдавать одноразовую посуду, хотя мы избегали этого из-за экологических соображений. В планах всем бабушкам в Адмиралтейском районе развозить продукты по воскресеньям.

— отметила Ольга Фохт

TRIGLINKI появился в Петербурге в 2015-м. Еще один известный коливинг в Коломне, Кубометр, в 2013-м. В какой-то момент СМИ рассекретили сообщества — и интерес к ним возрос. Молодежь стала рассматривать возможность пожить там. А люди постарше пытались понять, в чем отличие от коммуналок и студенческих общежитий. Иван Гуторов тоже вник в тему и даже стал водить экскурсии по коливингам. По его подсчетам, таких сообществ в Петербурге порядка 15.

Есть коливинги, которые строятся на идеях здорового образа жизни: йоги, вегетарианцы, веганство, разумное потребление. Есть технические — где живут программисты, например «зверинец». Был коливинг, где жили активисты, которые вместе делали проекты. Сейчас там живет больше журналистов. Те, которые близки к коммуне — это места, связанные с «Домом на Среднем», самая долгосуществующая классическая коммуна, в которой в какой-то момент люди даже не имели личных денег, отдавали все в общую кассу. Была активная миграция между коммунами: «Дом на Среднем», «Дом на Электросиле», «Дом на 18-й линии» — люди циркулировали между ними. Некоторые, выходя из больших коммун, создавали свои мини сообщества. Есть более социализированные: например, «Уютное гнездышко» и «Квартиры друзей». Эти истории созданы собственником — человек придумал, снял квартиру и предложил: люди приезжайте, а я вам подыщу хорошую компанию. Для того, чтобы вы не просто жили, а именно социализировались в Петербурге. В таких коливингах очень большая составляющая приезжих.

— делится своими наблюдениями Иван Гуторов

Для людей, которые приезжают в незнакомый город, коливинг и правда хорошая идея. Ты никого не знаешь, а тут сразу попадаешь в дружелюбную среду и приобретаешь хотя бы иллюзию, что ты не один в мегаполисе. Эволюция контенгента за три года произошла на глазах Ольги Фохт из TRIGLINKI: «сначала это было похоже на историю про хиппи, про творческое объединение без обязательств, сейчас это люди состоявшиеся, которые хотят жить в компании единомышленников». Уже сейчас заметна тенденция — с ростом количества платежеспособных жильцов и цены на коливинги ползут вверх.

Многое будет зависеть от состояния рынка недвижимости. Например, в районе Коломна много подобных сообществ. Но скоро открывается метро и цены скорее всего подскочат. И люди творческие, которые часто немного зарабатывают, вряд ли смогут себе это позволить.

— прогнозирует Иван Гуторов

Коливинг «Римкор» располагался как раз в Коломне. Но полгода назад основательница Евгения Волшебная вынуждена была закрыть свое детище. Как раз потому, что это была «некоммерческая история». Цена за койку в 116-метровой квартире на Фонтанке была от 300 до 500 рублей в день. При этом в общем распоряжении постояльцев были кухня, гостиная и зал для йоги.

Мы сильно надеялись на открытие станции метро Театральная в 2018-м году. Одной из причин, почему к нам редко приезжали люди, неважная транспортная доступность, нам говорили: у вас очень здорово, но к вам так далеко добираться. Плюс, это была некоммерческая история. Если хороший человек нуждался в жилье, то он мог пожить какое-то время без оплаты деньгами — мог заплатить своим талантом, музыкой, помощью в уборке. Все люди, которые к нам приезжали, не были людьми с улицы — это были знакомые знакомых, по личной рекомендация. Но стало появляться много халявщиков — кстати, некоторые до сих пор обещают отдать долги. И в какой-то момент я поняла, что потратила уже больше миллиона на поддержание пространства, на оплату коммунальных платежей, на ремонт, на бытовые расходники. Деньги закончились и бессмысленно было дальше влезать в эту финансовую яму — проект я закрыла.

— Евгения Волшебная не уверена, получится ли «перезапустить» коливинг

В «Римкоре» регулярно проводились концерты и творческие встречи, были под запретом алкоголь и мясо. Но, похоже, такие идейные проекты скорее всего уйдут в прошлое.

Эту идею будут и дальше капитализировать — будут появляться еще более дорогостоящие коливинги, бизнес квартиры или даже поселки. То есть сообщества, в которые люди будут вкладываться, чтобы одновременно вести дела и жить. Интересные места возможно будут больше появляться там, куда еще не добралось метро — будут от центра удаляться постепенно.

— Иван Гуторов считает, что коливинги в Петербурге пойдут по «западному пути»

Тенденцию, что люди готовы платить за приятное окружение, заметил и бизнес. Так, в Петербурге к 2025-му году появится самый большой коливинг в мире. За основу взята зарубежная модель — когда целые дома отдаются под коливинги, а арендаторы не готовят и не убирают — все это берет а себя управляющая компания.  Всего будет возведено пять башен на улице Орджоникидзе. Три башни по 26 этажей и 55 тысяч квадратных метров каждая отдадут под коливинг. Номеров будет более 1,5 тысяч, а общественные зоны займут 9 тысяч квадратных метров. Но, по описанию компании Becar, проект похож скорее на апарт-отель — комнату можно будет снять на срок от 7 дней. А цена за месяц будет порядка 36 тысяч рублей. Еще две башни, построенные рядом, отведут как раз под отель.

Есть и еще один вариант развития коливингов в Петербурге — самые идейные из них просто уйдут в подполье, не выдержав конкуренции.

Идея хостелов просто переименуется. Если с точки зрения идейного наполнения, то коливинги будут расширяться, потому что количество людей, заинтересованных в общении и в поиске своей стаи, растет в геометрической прогрессии. Но скорее всего это будут какие-то небольшие форматы. Вполне возможно, что многие коливинги останутся в андеграундном формате, которые никогда не будут о себе ничего рассказывать, поскольку будет очень важно сохранить приоритет своих, чтобы чужие не набежали и не испоганили все.

— Евгения Волшебная пока еще верит, что коливинги смогут сохранить свою аутентичность