$ 61.5539 € 76.0868 ฿ 502 833 19 апр 2018,  20:20

Публицист, политолог, блогер Дмитрий Евсюткин:

Недавно прочитал пессимистический прогноз Bloomberg на следующие десять лет. Интересно, что там пишется в части касающейся соцсетей.

Кстати, по соцсетями там понимается не что иное, как Facebook.

По этому сценарию уже в 2018 году станет очевидным, что технологические гиганты США не могут остановить распространение дезинформации. По всему миру правительства пойдут по стопам России и создадут "фабрики ботов", которые станут новым оружием в информационных войнах. В 2025 году никто уже не сможет отличить правду от лжи в интернете, и это послужит сигналом для правительств мировых держав прекратить существование соцсетей в том виде, в котором они находились.

Мир без Facebook, Google и Twitter. Что может быть прекраснее?

Но это ещё не всё. 

В недавнем докладе фонда "Медиастандарт" при участии кудринской КГИ эксперты бьют тревогу в связи с тем, что в большинстве регионов России институт СМИ не развивается и мешает этому излишнее вмешательство государства в медиасферу.

А главред медиахолдинга "Комсомольская правда" Владимир Сунгоркин, комментируя этот доклад, высказал возражение в том смысле, что проблемы существуют только лишь у частных медиаресурсов.

Мол, в государственной медиасфере всё прекрасно развивается. И добавляет: "Впереди торжество государственных СМИ и крах негосударственных. Для этого реализуется очень стройная экономическая политика".

Интересный пример медиарынка Калининградской области, где за полтора года от "независимых" средств массовой информации не осталось камня на камне. Владельцы и редакторы медиаресурсов не сумели почувствовать изменения трендов и жестоко за это поплатились.

А тенденции были настолько очевидны, что не замечать их мог только слепой. 

В старом мире, который постепенно уходит в прошлое, существовала трехзвеньевая вертикаль власти: "царь-губернатор-народ". 

У каждого из звеньев были четко определенные функции.

Народ безмолвствовал, водил хоровод и пил водку. 

Губернатор-пастырь приглядывал за народом и драл с него максимум одну шкуру, а часть шерсти отправлял на телегах в Москву своим покровителям из числа очень знатных бояр. Если губернатор драл с народа две-три шкуры, то народ жаловался царю и царь-батюшка рубил этому разбойнику голову. 

Царь-гегемон собирал при помощи губернатора (князя, боярина, нойона) с населения злато и серебро и распоряжался им по своему усмотрению, то есть часть тратил на дружину, полногрудых дев и хмельные пиры, а другую часть быстро разворовывали его стольники.

Народ и царь уравновешивали друг друга, а посреди молота и наковальни блохой вертелся губернатор, стараясь и рыбку съесть и на кое-что сесть.

Все были довольны.

С приходом в регионы наёмных менеджеров вместо бояр, которые сиживали на кормлении, система принимает вид из двух самостоятельных цепочек: "царь – губернатор" и "царь – народ".

В этой новой системе у губернатора нет никакой связи с народом. Зато у него есть царская грамота на княжение.

Народ теперь или апеллирует к царю, напрямую взывая к ручному управлению, или встраивается в новую систему, которая состоит из технологических цепочек, а не предусматривает никакого давления на личность губернатора, и особенно через СМИ.

Под технологическими цепочками здесь понимается различные способы влияния на власть исключительно через "законные", то есть "разрешенные" инструменты.

Сам смысл существования, который появился у российских СМИ с 1996 года, по сути, заключался в двух вещах: 

– в проблематизации субъекта власти или бизнеса;

– получение денег за решенный конфликт.

Такой расклад привел к появлению целой отрасли "заказной" журналистики, а с приходом в каждый дом интернета это явление стало массовым.

С 2011 года мы пережили ряд потрясений, которые в тоге свелись:

– к запрету любого протестного движения;

– к запрету критики власть предержащих;

– к цензуре в интернете (LiveJournal, Вконтакте, Facebook);

– к усилению влиянию силовых органов в медиасфере;

– к появлению реестра нежелательных сайтов и СМИ;

– усиления внимания силовых органов к региональным и федеральным группам влияния;

И так далее.

Всё это и привело в итоге к тому, что развитие региональной медиасреды остановилось, и более того скоро оно пойдет по другому сценарию развития. 

А теперь перейдём к выводам.

1. Глобальные социальные сети из США прекратят в России существование гораздо быстрее. Instagram и Facebook, где пару дней назад был заблокирован аккаунт Рамзана Кадырова, - первые претенденты на вылет. 

Социальные сети вообще не терпят цензуры. Там, где она появляется, соцсеть быстро умирает. Из "ВКонтакте" пользователи убежали в Ютуб и Инстаграм. Из Фейсбука наиболее политизированная часть населения переходит в Телеграм.

2. Некоторые выжившие региональные СМИ продолжат умирать. Деньги и влияние будут двигаться в сторону государственных федеральных и региональных СМИ. Уже сейчас десятки губернаторов имеют ручные (официальные и неофициальные) холдинги, состоящие из радио, телевидения, газет и интернет-ресурсов. Критика первого лица государства и первого лица региона будут запрещены повсеместно. Акцент критики будет смещаться на работу муниципалитетов, экологические вопросы и проблемы комфортной городской среды.

3. В России будет создан свой аналог Фейсбука либо его владельцу придётся пойти на уступки властям РФ и отдать российскую часть соцсети в управление структур, которые будут осуществлять контроль и цензуру.

4. Политическая составляющая соцсетей вскоре совсем потеряет смысл, и весь контент в медиасфере будет дышать оптимизмом, котиками, товарами из Китая и развлекательной ерундой, четко сегментированной по целевым группам.

5. Усиления государственного влияния на медиасферу принесёт и положительные плоды. По аналогии с прессой СССР любое негативное упоминание человека или проблемы в государственных СМИ будет вызывать моментальную реакцию всех ответственных органов и быстрое разрешение проблемы. 

6. Телеграм и подобные ему мессенджеры будут существовать до той поры, пока в них не появится возможность комментирования. Как только такая возможность будет установлена, мессенджеры ликвидируются.

7. Мессенджеры с функцией комментирования и даже просто политизированные мессенджеры могут сохраниться только под "крышей" силовых структур.

***

Собственно говоря, ничего плохого не происходит. Мир все равно скоро станет глобальным настолько, что умрут все границы и различия между идеологиями, народами и расами. 

И проснувшись, вы будете надевать вместо трусов очки 7D и, погружаясь в виртуальную реальность, произносить пароль для искусственного интеллекта:

Здравствуй, о новый дивный новый мир!

2017-12-27T18:47:00+03:00

Мнение 27 декабря 2017 18:47

Будущее медиарынка

Будущее медиарынка
Лори Липтон

Публицист, политолог, блогер Дмитрий Евсюткин:

Недавно прочитал пессимистический прогноз Bloomberg на следующие десять лет. Интересно, что там пишется в части касающейся соцсетей.

Кстати, по соцсетями там понимается не что иное, как Facebook.

По этому сценарию уже в 2018 году станет очевидным, что технологические гиганты США не могут остановить распространение дезинформации. По всему миру правительства пойдут по стопам России и создадут "фабрики ботов", которые станут новым оружием в информационных войнах. В 2025 году никто уже не сможет отличить правду от лжи в интернете, и это послужит сигналом для правительств мировых держав прекратить существование соцсетей в том виде, в котором они находились.

Мир без Facebook, Google и Twitter. Что может быть прекраснее?

Но это ещё не всё. 

В недавнем докладе фонда "Медиастандарт" при участии кудринской КГИ эксперты бьют тревогу в связи с тем, что в большинстве регионов России институт СМИ не развивается и мешает этому излишнее вмешательство государства в медиасферу.

А главред медиахолдинга "Комсомольская правда" Владимир Сунгоркин, комментируя этот доклад, высказал возражение в том смысле, что проблемы существуют только лишь у частных медиаресурсов.

Мол, в государственной медиасфере всё прекрасно развивается. И добавляет: "Впереди торжество государственных СМИ и крах негосударственных. Для этого реализуется очень стройная экономическая политика".

Интересный пример медиарынка Калининградской области, где за полтора года от "независимых" средств массовой информации не осталось камня на камне. Владельцы и редакторы медиаресурсов не сумели почувствовать изменения трендов и жестоко за это поплатились.

А тенденции были настолько очевидны, что не замечать их мог только слепой. 

В старом мире, который постепенно уходит в прошлое, существовала трехзвеньевая вертикаль власти: "царь-губернатор-народ". 

У каждого из звеньев были четко определенные функции.

Народ безмолвствовал, водил хоровод и пил водку. 

Губернатор-пастырь приглядывал за народом и драл с него максимум одну шкуру, а часть шерсти отправлял на телегах в Москву своим покровителям из числа очень знатных бояр. Если губернатор драл с народа две-три шкуры, то народ жаловался царю и царь-батюшка рубил этому разбойнику голову. 

Царь-гегемон собирал при помощи губернатора (князя, боярина, нойона) с населения злато и серебро и распоряжался им по своему усмотрению, то есть часть тратил на дружину, полногрудых дев и хмельные пиры, а другую часть быстро разворовывали его стольники.

Народ и царь уравновешивали друг друга, а посреди молота и наковальни блохой вертелся губернатор, стараясь и рыбку съесть и на кое-что сесть.

Все были довольны.

С приходом в регионы наёмных менеджеров вместо бояр, которые сиживали на кормлении, система принимает вид из двух самостоятельных цепочек: "царь – губернатор" и "царь – народ".

В этой новой системе у губернатора нет никакой связи с народом. Зато у него есть царская грамота на княжение.

Народ теперь или апеллирует к царю, напрямую взывая к ручному управлению, или встраивается в новую систему, которая состоит из технологических цепочек, а не предусматривает никакого давления на личность губернатора, и особенно через СМИ.

Под технологическими цепочками здесь понимается различные способы влияния на власть исключительно через "законные", то есть "разрешенные" инструменты.

Сам смысл существования, который появился у российских СМИ с 1996 года, по сути, заключался в двух вещах: 

– в проблематизации субъекта власти или бизнеса;

– получение денег за решенный конфликт.

Такой расклад привел к появлению целой отрасли "заказной" журналистики, а с приходом в каждый дом интернета это явление стало массовым.

С 2011 года мы пережили ряд потрясений, которые в тоге свелись:

– к запрету любого протестного движения;

– к запрету критики власть предержащих;

– к цензуре в интернете (LiveJournal, Вконтакте, Facebook);

– к усилению влиянию силовых органов в медиасфере;

– к появлению реестра нежелательных сайтов и СМИ;

– усиления внимания силовых органов к региональным и федеральным группам влияния;

И так далее.

Всё это и привело в итоге к тому, что развитие региональной медиасреды остановилось, и более того скоро оно пойдет по другому сценарию развития. 

А теперь перейдём к выводам.

1. Глобальные социальные сети из США прекратят в России существование гораздо быстрее. Instagram и Facebook, где пару дней назад был заблокирован аккаунт Рамзана Кадырова, - первые претенденты на вылет. 

Социальные сети вообще не терпят цензуры. Там, где она появляется, соцсеть быстро умирает. Из "ВКонтакте" пользователи убежали в Ютуб и Инстаграм. Из Фейсбука наиболее политизированная часть населения переходит в Телеграм.

2. Некоторые выжившие региональные СМИ продолжат умирать. Деньги и влияние будут двигаться в сторону государственных федеральных и региональных СМИ. Уже сейчас десятки губернаторов имеют ручные (официальные и неофициальные) холдинги, состоящие из радио, телевидения, газет и интернет-ресурсов. Критика первого лица государства и первого лица региона будут запрещены повсеместно. Акцент критики будет смещаться на работу муниципалитетов, экологические вопросы и проблемы комфортной городской среды.

3. В России будет создан свой аналог Фейсбука либо его владельцу придётся пойти на уступки властям РФ и отдать российскую часть соцсети в управление структур, которые будут осуществлять контроль и цензуру.

4. Политическая составляющая соцсетей вскоре совсем потеряет смысл, и весь контент в медиасфере будет дышать оптимизмом, котиками, товарами из Китая и развлекательной ерундой, четко сегментированной по целевым группам.

5. Усиления государственного влияния на медиасферу принесёт и положительные плоды. По аналогии с прессой СССР любое негативное упоминание человека или проблемы в государственных СМИ будет вызывать моментальную реакцию всех ответственных органов и быстрое разрешение проблемы. 

6. Телеграм и подобные ему мессенджеры будут существовать до той поры, пока в них не появится возможность комментирования. Как только такая возможность будет установлена, мессенджеры ликвидируются.

7. Мессенджеры с функцией комментирования и даже просто политизированные мессенджеры могут сохраниться только под "крышей" силовых структур.

***

Собственно говоря, ничего плохого не происходит. Мир все равно скоро станет глобальным настолько, что умрут все границы и различия между идеологиями, народами и расами. 

И проснувшись, вы будете надевать вместо трусов очки 7D и, погружаясь в виртуальную реальность, произносить пароль для искусственного интеллекта:

Здравствуй, о новый дивный новый мир!

Текст: Дмитрий Евсюткин

Фото: Лори Липтон

Новости lentainform
Новости партнеров