Небольшие субподрядные организации нередко становятся жертвами крупных генподрядчиков, которые, как считает юрист Максим Игоревич Лапин, не только банкротят своих коллег по бизнесу, но и устраивают самоуправство в строительном бизнесе.

Мойка78: Как вы считаете, какие проблемы в строительном бизнесе наиболее ярко выражены в современной России?

Максим Лапин:  По сути, большой строительный бизнес умер. Многие подрядчики уходят из отрасли. Прямой заработок идет на подрядчике и субподрядчике, потому что снизился доход среднего менеджмента, у которого есть полномочия в принятии работ. Многие из таких должностных лиц решили: дополнительные средства можно взять с подрядчиков, чтобы закрыть им работы.

Мойка78: Почему новостройки стремительно «сыпятся», а не стоят десятилетиями, не нуждаясь в капитальном ремонте?

Максим Лапин: По сути, глобально проблема заключается не в коррупции внутри компании, а в том, как все это строится. Некто пришел к главному инженеру и заплатил, чтобы он принял работы, а дом через 10 лет, грубо выражаясь, рухнет. Пройдет гарантийный срок, с домом что-то случится….Потом будут говорить, что есть управляющие компании и с них весь спрос. Мы-то хорошо построили. А вот «мифический» директор управляющей компании ненадлежащим образом исполнял свои обязанности по обслуживанию объекта, поэтому дом рухнул. Люди отдали последнее в ипотеку, многоэтажка развалится — жильцы останутся на улице, а государство не построит дом заново. Проблема в масштабе человеческих жизней и здоровья. Дома тем временем разрушаются.

Мойка78: Как можно решить эту проблему и что следует изменить?

Максим Лапин: Вся проблема в том, что сейчас у нас в стране нет нормальных строительных государственных компаний. Раньше строительные комбинаты занимались каждый своим делом, но нужно было «раздербанить» ДСК и строить самим, например, образовательные учреждения. Если бы строительство происходило на государственном уровне, то и метр квадратный был бы не только дешевле раза в 2 или 1,5, но и государство было бы ответственным за те работы, которые выполняет. Чиновника можно привлечь к ответственности, а глав этих компаний — нет. По бумагам объект дорогой, а по факту — нет. Раньше государство все проблемы, которые происходили с объектом, брало на себя. Сейчас у нас есть посредник, который сделает нечто, а потом государству сдает на баланс.

Хочется, чтобы крупные подрядчики и застройщики — были частью государственной машины. Тогда государство будет контролировать каждого директора по строительству.
Мойка78: Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы ситуация изменилась?
Максим Лапин: Усовершенствование законодательной базы. По моему мнению, законодательно должно быть установлено, что построил ты дом на столько-то квадратных метров жилья — построй детсад и школу на определенное количество мест или, если у тебя крупный логистический проект (торговый комплекс), делай развязку, чтобы не скапливались пробки. Застройщиком должна быть создана инфраструктура полностью. При этом у нас нет законодательства, которое обязывало бы застройщика делать инфраструктуру. Это все должно быть четко прописано в законе.
Сколько, к примеру, в Ленобласти строится объектов, а все это отдается частным компаниям. Почему бы не делать это государственным фирмам. Ведь появляются рабочие места, деньги аккумулируются в бюджете. Я, как юрист, считаю, что проблема кроется в законодательстве.
Если все окажется под контролем государства, то спрос будет совсем другой, а значит и
качество работ изменится в лучшую сторону.
Мойка78: Что необходимо сделать, чтобы квартиры для жителей Петербурга и Ленобласти стали доступнее?
Максим Лапин: Как я уже указывал раньше, во-первых, создание государственной строительной корпорации в каждом регионе. Во-вторых, внесение изменений в законодательство в сфере жилого строительства.