Петербургская топливная компания перешла под контроль «Роснефти». «Мойка78» вспомнила, как ПТК была связана с новейшей историей города, и выяснила, в чем Игорь Сечин теперь сможет посоревноваться с давним оппонентом Александром Дюковым.

«Роснефть» заполучила в качестве актива одно из главных «детищ» мэра Петербурга Анатолия Собчака. Именно при его активном участии городской комитет по управлению имуществом стал партнером по топливному бизнесу для 19 крупных фирм-учредителей. Среди них были Октябрьская железная дорога, Пулково и Морской порт — Санкт-Петербург. В разное время к ПТК имели отношение бизнесмен Владимир Барсуков (Кумарин), бывший вице-губернатор Петербурга Юрий Антонов, первый вице-премьер в правительстве Сергея Степашина Николай Аксененко и другие известные люди.

Город окончательно избавился от своей доли в ПТК в 2003 году. А спустя еще десять лет единственными владельцами компании стали супруги Андрей и Ольга Голубевы из Петербургского городского банка. В конце июля 2019 года чета бизнесменов продала «Роснефти» сеть АЗС, две нефтебазы и перевозчика нефтепродуктов «Транс-Тайм». У бывших владельцев ПТК остался крупный транспортный актив со схожим названием — Петербургская транспортная компания. При желании она может стать одним из интересантов при распределении новых госконтрактов на обслуживание пассажирских маршрутов в Петербурге.

«Роснефти» же предстоит биться за региональный рынок с такими же вертикально-интегрированными гигантами: «Татнефтью», «Лукойлом» и «Газпромнефтью», которую возглавляет давний оппонент Игоря Сечина Александр Дюков. Последней есть куда расти — на сегодняшней день, по данным сайта компании, у нее в Петербурге и Ленобласти чуть более 80 АЗС. Это почти вдвое меньше новых владений «Роснефти».

Александр Дюков. Фото: Baltphoto

«Конкуренция между нефтяными «титанами» продолжит обостряться, а независимые сети АЗС в условиях замораживания цен будут вынуждены уходить»,
— заявил «Мойке78» аналитик «Финам» Алексей Калачев.

По его мнению, крупным игрокам выгодно скупать чужие заправки «оптом».

Однако для вертикально-интергированных «покупателей» принципиально важно расположение точек, отметил в беседе с корреспондентом «Мойки78» представитель Независимого топливного союза Сергей Бойко. Поэтому борьба развернется за самые лакомые куски. Крупная нефтяная компания будет смотреть, насколько та или иная заправка прибыльна, на каком месте находится, насколько изношено там оборудование.

В «Роснефти» уже признали, что приобрели максимально ценный в этом смысле актив — ПТК может похвастаться заправками не только на федеральных трассах, но и в историческом центре города, что редкость для Петербурга. В результате сделки «Роснефть» получила наилучшие условия для развития бизнеса в регионе, говорится в официальном пресс-релизе компании.

Бизнес на АЗС — не такой уж и привлекательный, уверяет представитель Независимого топливного союза. По его словам, это не прибыльно и для независимых игроков, и для крупных компаний, но последние могут компенсировать свои издержки за счет доходов от добычи нефти и непрофильной деятельности.

«Если вы у той же «Роснефти» спросите, на чем делают прибыль их заправки, Игорь Иванович Сечин скажет — на кофе»,
— полагает Сергей Бойко.

Согласно официальному отчету, за прошлый год продажи кофе на заправках «Роснефти» выросли более чем на треть. В планы компания ставила 4 млрд рублей выручки от горячих напитков. Отдельные надежды в «дочке» нефтяного гиганта возлагают на брендированные салфетки и зерновые батончики.

Для Петербургской топливной компании дополнительным подспорьем всегда были госконтракты с городскими и силовыми структурами. Незадолго до сделки с «Роснефтью» связанная с ПТК компания выиграла конкурс на поставку топлива для скорой помощи на 39 млн рублей.

Перемены на рынке происходят медленно, и рост крупных игроков никак не отразится на конечном потребителе, уверены эксперты. Тем более что правительство принимает меры, чтобы цены на бензин не росли.

«А что касается их противостояния, это все достаточно условно. По большому счету, это все одна команда, у которой общий арбитр»,
— резюмировал Алексей Калачев.