Юрий Калабин, председатель объединенного комитета по промышленности, инновациям и торговле, рассказал малому бизнесу, что поесть в городе негде, устроить внука в детский сад он не может, а зарабатывает Петербург всего 13 трлн рублей на 368 тысяч предприятий, и это катастрофически мало. На традиционные просьбы и обращения бизнесменов отвечал категорическим «нет», и, тем не менее, вызвал симпатию.

Как сообщает проект «Свое дело плюс» в Санкт-Петербургском союзе предпринимателей состоялась встреча с Юрием Калабиным, председателем комитета по промышленности, инновациям и торговле. Таких встреч за всю 30-летнюю историю Союза не было, чиновник не просто рассказал, что ужасного он увидел в городе за 9 месяцев своей работы, но и на многие просьбы и обращения малых бизнесменов отвечал категорическим «нет» в отличие от предыдущих чиновников, которые с готовностью брали документы и давали обещания.

Раньше на 15 минут

В-первых, Юрий Калабин приехал на встречу раньше на 15 минут. Так из чиновников ранее никто не поступал, отметил президент Санкт-Петербургского союза предпринимателей Роман Пастухов, поражаясь обязательности и вежливости нового главы комитета. Обычно опаздывали, их приходилось иногда ожидать даже по часу.

Однако Юрий Калабин сразу попросил разрешения снять пиджак и начал рассказывать, как он работал 9 месяцев на посту председателя сначала комитета по промышленности Петербурга, затем с 1 августа объединенного комитета по промышленности и по предпринимательству. Его сразу спросили, почему из названия объединенного комитета пропало слово «предпринимательство», такое важное для бизнес-сообщества.

Юрий Калабин ответил, что он убрал бы и «инновации», оставил бы только «промышленность» и «торговлю».

«Вы же понимаете, что это формальность. Вот в названии министерства промышленности и торговли нет ничего лишнего»,
— сказал чиновник.

Человек из закупок

Надо сказать, что ранее Юрий Калабин работал в структурах РЖД, руководил, как он сам сообщил, закупками, и 5-ю тысячами сотрудников, и распределял заказ на миллиарды рублей. 20 лет он не жил в Петербурге, и вот вернулся.

Глава комитета по промышленности, инновациям и торговле Юрий Калабин в центре кадра). Фото: Лилия Агаркова

«Надо как-то переформатировать город. Все 9 месяцев я проводил глубокую инвентаризацию двух комитетов, чтобы соединить хозяйство. Никто не ожидал, что это 27 компаний и 2,5 тысячи человек. Бани, кладбища»,
— с горечью произнес чиновник и отметил, что его впечатления от экономики города после 20 лет отсутствия удручающие.

Оборот всех предприятий города всего 13 трлн рублей.

«Это катастрофически мало»,
— сказал Калабин.

И это при 8 официальных и 10 неофициальных туристах. 6 трлн дает оптово-розничная торговля. Причем, большую часть — оптовая. Розница, в основном, федеральные сети, большую часть средств выводят из города, ее оборот составляет всего 1,5 трлн рублей.

И Юрий Калабин (отметим, что со стороны властей впервые за 20, наверное, лет) приступил к конструктивной критике федеральных торговых сетей. 3, 2 трлн дала промышленность, из них 400 млрд — автопром, 3 трлн дают порты и нефтепродукты, 30 млрд только НДФЛ дает высшая школа, ее потенциал Юрий Калабин оценил высоко. Стройка — на 5 месте, но не «строят никакой инфраструктуры», и чиновник пожаловался, что не может устроить внука в детский сад.
«И ничего, ни одной гайки не делает местный бизнес, например, для петербургского автопрома, все закупается за рубежом, производства автокомпонентов нет. А и тому же Водоканалу, например, нужны трубы и задвижки. Делает их кто-нибудь в городе?»,
— и Калабин строго посмотрел на собравшихся.

Никто не делает. 500-600 млрд дает городу пищепром и 1 трлн обрабатывающая промышленность.

9 месяцев чиновник путешествовал по предприятиям и посетил, наверно, около 100 компаний. Сделал вывод: «Все элементы для роста экономики есть». Но предприятия не знают соседей, не знают, кто и что делает на соседних предприятиях, нет никакой кооперации, деградировали в ноль.

Свет в конце тоннеля

Увидев все это, Юрий Калабин расстроился и обратился в федеральную налоговую службу. И тут выяснились приятные и обнадеживающие вещи. Выручку разделили на количество работающих на предприятиях и увидели, что в городе существует целый слой компаний, имеющих высокие показатели.

Это и приборостроители, и компании легкой промышленности, и пищепрома. У них от 30-100 до 1 тысячи работающих, и выручка от 60 млн до 2-3 млрд. Ходил и спрашивал их: чем помочь? Получил ответ: не мешайте. Законодательные ограничения малого бизнеса по численности и выручке он считает большим злом.

Если показатели выше, их убирают из Реестра малого бизнеса, который ведет ФНС, и они лишаются ряда льгот.

«Но это же все равно, что положить пресс на опару!»,
— вскричал чиновник.

И объяснил, что нет никакой разницы между малым и крупным бизнесом, есть бизнес растущий и бизнес пассивный, пояснил Юрий Калабин и перешел к торговле, попутно отметив, что за торговлю в комитете отвечает лично он, а за промышленность — его заместитель, Алексей Яковлев (ранее отвечал за ярмарки- Ред.).

«Торговые сети убили малый бизнес»,
— с пафосом сказал чиновник и пояснил, что сети торгуют «дешевой индустриальной химией», платят маленькую зарплату, и требуют скидки у производителя до 44%, тем самым оказывая на него давление и снижая качество продукции.
«Где магазины, в которых продается натуральная вкусная еда? Понимаю чаяния людей, у которых немного денег. Но у них должен быть выбор!»,
— сказал Калабин.

Ему рассказали про существовавшую ранее в городе программу магазинов шаговой доступности, которую закрыли.

«Выходишь с работы в половину одиннадцатого, а пожрать негде!»,
— посетовал Юрий Калабин, имея в виду вкусную, здоровую, качественную еду.
«Все надо менять. Но у меня нет скальпеля, только дубина»,
— отметил чиновник.

Вы зачем занялись бизнесом

Предприниматели попробовали подступиться к новому руководителю промышленности и торговли с просьбами и предложениями. Однако он отвечал, что конкретные предложения нужно подавать через свои общественные организации, слава богу они есть, и меньше рассчитывать на господдержку.

«Вы зачем решили заниматься бизнесом?»
— спросил чиновник предпринимательницу, которая жаловалась, что субсидию в 700 тыс руб она получала на аренду своего центра по уходу за больными и престарелыми, и деньги тут же возвращались к КИО, у которого она арендует помещение.

Еще одному предпринимателю, который открыл производство картонной упаковки для яиц в СИЗО и жаловался на то, что там «только научишь персонал, как он освобождается, у нас ПТУ какое-то», и рассказал, что решил расширяться, взять в аренду участок до 5 тыс м2, и ему нужно освобождение от арендной платы и он гарантирует рост производства в пять раз. Юрий Калабин отказал.

И он отказывал, в общем, всем, кто старался его убедить в исключительности своего бизнеса и острой необходимости немедленной помощи.

Тем не менее, предприниматели долго не могли отпустить чиновника, взяли его в плотное кольцо у двери и начав в 5, он покинул Санкт-Петербургский Союз предпринимателей только в начале 9 вечера.

Мнения

Отзывались они о первом знакомстве с чиновником, который теперь отвечает за развитие малого бизнеса, по-разному.

«Деловой человек, знает предпринимательство в сфере производства на практике, посыл на систематизацию проблем по сферам. Но осторожен в обещаниях, так как еще только знакомится со всем объемом проблем, которые ему достались «в наследство», в соответствии с задачами, которые перед ним поставлены на сегодняшний день, в разговоре и общении понятен, без лишней риторики»,

— говорит Янина Гришина, глава НП «Содействие малому бизнесу».

Роман Пастухов, глава Санкт-Петербургского союза предпринимателей, все-таки настаивает на том, чтобы отдельный комитет по развитию предпринимательства в структуре города нужен.

«В Москве есть такой комитет, в Ленинградской области есть. И бытовые, а также, например, ритуальные услуги, бани и прачечные, общепит, плохо стыкуются с промышленностью, а с предпринимательством — отлично»,
— говорит Роман Пастухов.

Еще один предприниматель, пожелавший остаться неназванным сказал, что «Юрий Калабин ведь был директором по закупкам и потому ему чужды инновации, это понятно. Но у него ничего не получится, потому что невозможно конкурировать с Китаем, ни по ценам, ни по производительности труда, ни по качеству, и это касается не только Петербурга».

Так что инноваций не будет, огорчился предприниматель и добавил, что хорошо, что существует большое количество частных и государственных фондов, помогающих предпринимателям.

«Появилась надежда, что власть нас услышала, доклад председателя комитета показал нам, что он всерьез решил разобраться, что происходит в экономике города. Но он ничего не сказал про монополизацию экономики, и не только выработки электроэнергии, но и тепла, воды, ЖКХ, переработки твердых бытовых отходов. Он разбирается, но как он будет действовать, я не понял»,
— сказал Сергей Федоров, президент Санкт-Петербургской ассоциации промышленников и предпринимателей.

Вступайте в клуб «Свое дело».

Материал подготовлен Лилией Агарковой