На фоне общемировой паники из-за пандемии люди, которые болели чем-то кроме короновируса, остались как будто за кадром. Хотя многие хронические заболевания, не говоря уже об онкологии, опасны ничуть не меньше COVID-19. Один из флагманов среди петербургских благотворителей фонд AdVita с начала карантина и по сей день работает в удаленном режиме. В фонде рассказали, как пандемия повлияла на лечение пациентов.

Пандемия повлияла на благотворительность. Фото: Pxhere.com

Наши подопечные – люди из группы риска, поэтому их никак нельзя подвергать опасности. Конечно, из-за пандемии все процессы пришлось переверстывать и еще в марте уходить на удаленку. Система дежурств, на которую мы перешли, исправно работает: подопечные получают все необходимое вовремя. А что касается «виртуального офиса», то мы регулярно встречаемся в Zoom и ведем внутрифондовскую переписку. К сожалению, на время карантина нам пришлось прекратить визиты волонтеров в больницы. Много лет волонтеры фонда помогали пациентам отвлечься от грустных мыслей, проводили мастер-классы.

— делится Юлия Паскевич, AdVita

Но главное, что лечение подопечных AdVita не остановилось, несмотря на особый режим работы клиник. Пациенты из регионов также продолжали приезжать на лечение.

Если речь идет о запланированном лечении, на которое получена квота, — то вмешаться может только карантин конкретного отделения по COVID-19 и положительный тест у пациента. Если квота есть, отделение не закрыто и у пациента отрицательный тест на COVID-19, проблем с госпитализацией обычно нет.

— пояснила административный директор фонда AdVita Елена Грачева

Но врачи, которые сотрудничают с фондом, в один голос твердят: из-за парализации первичного звена медицинской помощи весной-летом, осенью появится огромное количество запущенных онкологических пациентов.

С началом пандемии была остановлена диспансеризация, ранняя диагностика фактически остановилась.

– объясняет директор НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова Алексей Беляев.

Детское отделение заметно опустело. Фото: pixabay

Особенно ярко это видно на детском отделении. У нас детское отделение на 36 коек всегда было заполнено целиком. Последние две недели в нем лежит шестнадцать больных. Это, в общем-то, можно экстраполировать и на взрослых.

-дополняет директор Петербургского городского онкоцентра Владимир Моисеенко

Сейчас и с начала карантина в онкологических клиниках соблюдается строгий пропускной режим. Вход для родственников пациентов закрыт. Фонд AdVita все это время работал в связке с врачами петербургских онкоцентров.

Это было непросто. Например, нам пришлось быстро разобраться в многообразии средств индивидуальной защиты, чтобы обеспечить ими сотрудников онкологических клиник. Мы закупили респираторы (разных степеней защиты — «Юлия», «Алина», «Спиротек») и защитные комбинезоны. В начале карантина, конечно, было очень не по себе. Но та поддержка, которую мы получили – неоценима. Речь не только о пожертвованиях, хотя мы очень благодарны всем, кто продолжил помогать. Мы получили огромное количество писем со словами поддержки. В эти дни, когда тяжело было всем, люди не забывали о том, как важно помогать и продолжали заботиться о подопечных фонда, которым пришлось очень нелегко. Большинство из них – иногородние. Оказаться в чужом городе, в котором практически ничего не работает – огромный стресс.

— делится Юлия Паскевич, AdVita

И все же из-за пандемии не все смогли позволить себе приехать в Петербург. Остается надеяться, что это не станет для таких людей роковым решением.

Люди откладывают поездку в Петербург на обследование. Фото: Baltphoto/ Ирина Мотина

Количество обращений в фонд немного уменьшилось, потому что сократилось число пациентов, которые приезжают в Петербург на лечение. Запросы особо не поменялись. Это по-прежнему обращения за помощью в лечении и оказании социальных услуг (предоставлении жилья на время лечения, помощь с транспортом).

— отмечает Юлия Паскевич, AdVita