Петербургские выпускники не теряют надежды вернуть срезанные баллы ЕГЭ по русскому языку. Вместе с родителями они подают апелляции и настаивают на демонстрации оригиналов экзаменационных бланков и ждут поддержки петербургского Комитета по образованию.

Помогите найти 26-й ответ и вернуть баллы за это задание!
— с такой просьбой в редакцию «Мойки78» обратились читатели.

Напомним, результаты ЕГЭ по русскому языку стали известны еще 18 июля. Как выяснилось, обрадовали они далеко не всех. Суть в том, что, открыв личный кабинет на портале госэкзамена, школьники увидели совсем не тот результат, на который рассчитывали — отметки были гораздо ниже, а на отсканированных бланках ответов рядом с заданием под номером 26 было пусто.

Конечно, отсутствующий ответ можно было бы списать на рассеянность или волнение. Бывает, что экзаменуемый забывает перенести его с черновика на чистовик. А спустя несколько дней вспомнить точную последовательность своих действий практически невозможно — этого наши читатели не отрицают. Единственный выход — подать апелляцию и добиться демонстрации оригинала бланка. Но делать это нужно быстро — в течение 2 рабочих дней после официальной публикации результатов по предмету.

В случае с 26 заданием добиться справедливости сложнее — это тестовая часть, а она чаще всего даже не обсуждается. Считается, что компьютер, который ее проверяет, ошибиться не может.

Но если есть подозрения, что это все-таки произошло, факт еще придется доказать. А как это сделать, родители не понимают, так как впервые с этим столкнулись. Поэтому приходится искать «друзей по несчастью».

История с ЕГЭ по русскому языку далеко не единственная. Задания из тестовой части пропадали и до этого, причем не выборочно, а целыми столбцами, как, например, на Урале в 2017 году. Тогда ученикам 11 классов школ Екатеринбурга и Свердловска выдали бланки с разными штрихкодами. Результаты проверили, но не смогли идентифицировать авторов. За два года до этого 9 классы получили неправильные задания  (кстати тоже по русскому языку). Тест по обязательной аттестации пришлось переписывать.

Социальная напряженность стала бы ниже, если бы Комитет по образованию открыл для выпускников и их родителей «горячую линию» по вопросам ЕГЭ. Номера телефонов, которые опубликованы на его официальном сайте, касаются лишь организации экзаменов. Очевидно, что петербуржцам не хватает диалога или, может быть, встреч с руководством или представителями ведомства. Ведь проблемы проще решать сообща.