Мойка78 выяснила, как «Петроградская диаспора» стала чуть ли не синонимом городского активизма и борьбы за исторический облик Петербурга. Закрытая группа в фейсбуке для друзей за 9 лет превратилась в авторитетное сообщество. С нее стали постепенно брать пример и другие районные паблики. Сейчас в «Петроградской диаспоре» семь тысяч участников и почти 500 сообщений каждый месяц. Для сравнения — в сообществах других центральных районов не наберется и 50.

На Петроградской стороне более 80% домов старого фонда. За их сохранение и борются участники группы. Почему жители Петроградки такие активные и чего им это стоит — об этом, и не только, Мойка78 поговорила с самими жителями района.

Скриншот поста в сообществе «Петроградская диаспора», Facebook

Петроградский район — «вотчина Макарова» — так говорят старожилы. Известно, что на все руководящие посты районной администрации спикер ЗакСа Вячеслав Макаров назначил своих родственников и приятелей. Эта близость может создавать у местной власти ощущение безнаказанности, следствием которой иногда становится халатность и большое количество инцидентов, связанные с ЖКХ. По мнению Даниэля Лурье, одного из модераторов «Петроградской Диаспоры», именно невозможность решить все проблемы законным путем вынудила жителей района стать такими активными.

Район, в котором не дают избрать нормально муниципальных депутатов — у людей нет никаких легальных способов отстоять свои права. Отсюда и получилась активность в попытке обойти политические каналы, пользуясь другими инструментами: change.org, пикеты у районной администрации. Это более очевидно и заметно со стороны, чем какие-то традиционные методы, когда ты можешь позвонить своему муниципальному депутату и через его приемную решить вопрос. Возможно, поэтому виднее то, что происходит в Петроградском районе, чем в других районах.

— делится Даниэль Лурье

Каменоостровский проспект. Архивное фото.

«Островное сознание» — так жители говорят о причинах преданности району. И, конечно, любовь к истории. Именно с Петроградского района началась история города. После закладки Петропавловской крепости в 1703 году, появился домик Петра I на Петроградском (тогда Городском) острове и Петропавловская крепость — на Заячьем. Но транспортная доступность была неважная, поэтому к середине 18-го века центр сместился на правый берег Невы. В 1903-м появился Троицкий мост и связал сторону с центром города. И сразу же по темпам строительства район вышел на первое место. А цена за сажень с 1886 по 1913 г. выросла с 10 до 125 рублей. И в наши дни стоимость квадратного метра жилья на Петроградке — одна из самых высоких в городе. Район буржуазный, и неудивительно, что и люди селятся «непростые».

Медийные личности живут и в других центральных районах. Но нам повезло, что Лурье, например, оказался петербурговедом. В моем доме живет еще один петербурговед — Людмила Сапрыкина. Просто так сложилось, что здесь оказались такие люди. Дом Культуры Льва Лурье и важные радио программы, которые ведет Людмила — все это влияет на успех наших начинаний, конечно. Также Марфа Хромова-Борисова (прим. модератор «ПД») поддерживает много наших инициатив.

— отмечает участница «Петроградской диаспоры» Ольга Миловидова

Немалую роль в успешной борьбе за исторический облик района играет и то, что здесь же базируются петербургские СМИ. Да и сами модераторы «Петроградской диаспоры» Даниэль Лурье и Марфа Хромова-Борисова не один год трудились в «Афише». Так что журналистский опыт и связи помогают находить правильные слова для подписчиков и чиновников.

На острове находятся Пятый канал, ВГТРК, НТВ — проще достучаться до журналистов, потому что они все, что происходит, видят своими глазами. Журналисты здесь рядом — та же Татьяна Лиханова из Новой газеты тоже живет на Петроградской стороне. Своя рубашка ближе к телу.

— считает Даниэль Лурье

ВГТРК, Карповка, 43. Фото: июль 2019 года Google-панорамы

Сами жители постоянно создают инфоповоды и активно приглашают СМИ. Ольга Миловидова — активная участница паблика. Пять лет назад она придумала отмечать Новый год прямо во дворе, вместе с соседями, и пригласила телевизионщиков. Тесный контакт со СМИ позволяет освещать и менее радостные события.

Строительство ЖК по проекту «Студии 44» на улице Рентгена.Фото: июнь 2019 года Google-панорамы

Рядом с нами строится элитный дом — по проекту Явейна, Студия 44. Этот дом начали возводить и тут же наш дом закачался. Это вызвало безумное опасение. Я первая пострадала — у меня повело дверь. Я могла бы ждать, как и многие другие, ничего никому не говоря. Но поступила иначе — познакомилась со строителями и пригласила к себе прораба и руководителя стройки. Так он стал вхож в наши подъезды. И в итоге все, что мы делали — приглашали СМИ, поставили маяки —  каждый раз спокойно приглашали ту сторону. Когда все закончилось и некоторые квартиры пострадали серьезно, с обвалами и трещинами, то строительная компания приняла решение сделать ремонт в квартирах за свой счет. Кто-то, у кого не сильно пострадало жилье, даже отказался от ремонта. Мы не выбивали деньги, не пошли в суд, старались не угрожать. То есть происходит такая цивилизованная коммуникация — я за нее.

 — вспоминает Ольга Миловидова

Проект дома на улице Рентгена. Фото: скриншот сайта архитектурного бюро «Студия 44»

Когда не получается договориться с властями или бизнесом, жители Петроградки берут дело в свои руки. Стоимость жилья обуславливает определенный уровень дохода — люди могут себе позволить потратить личные деньги на благоустройство. В том числе, на восстановление парадных. В связи с активной застройкой района именно в начале 20-го века, сохранилось много домов без капремонта. Выборочный или частичный капремонт проводился в период с 1965 по 1973 г., полный в 1970-е и в первой половине 1980-х. На тот момент процент износа домов на Петроградке был не так высок, поэтому до них часто не доходили руки советских строителей. А значит, лепнина и историческая плитка сохранились. В общем, жителям Петроградской стороны есть что восстанавливать и за что биться. В то время как интерьеры доходных домов в других центральных районах зачистили под ноль, не оставив и намека на дореволюционную Россию.

Фото: Скриншот поста в сообществе «Петроградская диаспора», Facebook

Я по чуть-чуть восстанавливаю свой дом на Лахтинской, в который мы переехали не так давно. Мы создали чат домовой, коммуникация — это самая важная часть решения вопросов. Невозможно в одиночестве что-то двигать. Сначала установили витражи на место в двери — я нашел витражи, которые исчезли еще в 90-х. Потом решили, что вернем деревянные двери. Они были на месте, но перед ними стояла еще железная дверь — ее сняли. Сейчас я считаю, сколько будет стоить замена и реставрация пола — плитка в очень плохом состоянии. Помогают соседи — сначала морально, потом, когда увидели, что это возможно, стали и материально.

 —  начинать нужно с себя, уверен Даниэль Лурье

Демонтированные двери парадной дома на Колпинской улице. Фото: «Петроградская диаспора», Facebook

Даниэль Лурье — далеко не единственный, кто готов вкладывать силы в общее дело. В СМИ уже можно найти немало историй успешного восстановления парадных жителями. Когда деньги на благоустройство выделяет город, это часто остается незамеченным. Зато когда подключаются сами горожане и активисты, это становится заметнее для широкой публики. Так, недавно краеведы из объединения «ГЭНГЪ» привели в порядок две парадные на улице Ленина. Отчистили от краски историческую плитку и терракотовую печь. Такие акции охотно репостят в соцсетях. Возможно, с этим и связано, что жители Петроградки выглядят более активными на фоне других районов. Постепенно стали подтягиваться и жители других центральных районов и создавать сообщества по образу и подобию «Петроградской диаспоры».

Скриншот поста в сообществе ВКонтакте «Краеведческая ячейка Гэнгъ»

Нужно создавать локальные комьюнити там, где их нет, или они неэффективно работают. После диаспоры образовалось «Живем на Васильевском», посмотрев на нас. «Пять углов». Такие сообщества начали появляться и это хороший знак.

— делится опытом Даниэль Лурье

Если сравнить количество запросов в Жилищную инспекцию на ненадлежащее техническое состояние домов, то жители Петроградки как раз не очень активны. Всего 7 обращений поступило за 2020-й год. В то время как из Центрального района — 44 обращения, из Адмиралтейского — 21. Сюда, правда, входит не только то, что касается облика зданий, но и коммуникации.

Фото: Скриншот поста в сообществе «Петроградская диаспора», Facebook

Я исхожу из своего депутатского опыта и обращений, которые ко мне поступают: равномерно распределена активность как минимум между двумя основными районами: Петроградским и Центральным. В Василеостровском районе много новых домов, поэтому и активности поменьше. Адмиралтейский действительно чуть менее активный — реже ко мне обращаются. Но связано это напрямую с активностью тех, кто пытается разрушить существующую историческую среду, с активностью застройщиков, которые пытаются что-нибудь старое снести, реконструировать и построить новое на этом месте. Видимо, они для себя более привлекательными считают Центральный район и Петроградский, чем Адмиралтейский.
— считает Борис Вишневский, депутат ЗакСа
Петроградский район входит в число активных лидеров. Но «Центральный район за комфортную среду обитания» тоже очень активный и много реальных ситуаций, когда удавалось чего-то добиться. Например, недавно была попытка пролоббировать постройку нового здания для музея Достоевского за счет сквера, который на Кузнечном переулке. И именно большая активность жителей способствовала, чтобы администрация не пошла на реализацию этого.
— с Борисом Вишневским солидарен и Александр Кононов, заместитель председателя Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

В Петербурге действительно есть и другие столь же активные и масштабные группы, как «Петроградская диаспора». Но вышеупомянутый «Центральный район за комфортную среду обитания» специализируются больше на проблемах благоустройства. А в «Живем на Васильевском» 32 тысячи подписчиков, но контент скорее информационно-развлекательный. В итоге Петроградский район пока единственный, где активисты столь массово борются именно  за исторический облик зданий Петербурга.