Вторая волна пандемии коронавируса увеличила и без того колоссальный уровень тревожности среди горожан. Но как быть подросткам, которые находятся в зоне риска, особенно, если до карантина они демонстрировали девиантное поведение и не считались с мнением взрослых? Как вести себя родителям? Ответы на эти вопросы в беседе с Мойка78 дала психолог Наталья Картавых.

Если речь идет о подростках, то здесь необходимо задуматься об особенностях подростковой стадии, убеждена она. В первую очередь, это развитие, превращение ребенка во взрослого с сопутствующей гормональной перестройкой, заметными изменениями в организме ребенка (асимметрия конечностей, вторичные половые признаки и т.д.). Присутствуют изменения в половой сфере. В результате возникает импульсивность и повышенный эмоциональный фон.

Не стоит забывать, что основной целью подросткового периода является отделение от взрослых, формирование целостной личности, а также построение независимой позиции по тем или иным вопросам. Ребенок становится взрослым, находясь при этом в эмоциональном стрессе. Пандемия накладывает на это свой отпечаток: присутствует постоянная тревога и ощущение некоей опасности. 

Подросток постоянно подстраивается под новое и неизвестное. Это грозит обострениями, что, впрочем, свойственно не только детям, но и некоторым взрослым людям. В таких ситуациях необходимо донести подростку, что такой период нормален, что все мы тяжело реагируем на пандемию, что рано или поздно карантин и его последствия закончатся. Бороться с этим нам помогают какие-то ритуальные моменты: витамины, прогулки, что-то совсем простое.

Директивные методы воспитания не помогут наладить контакт с ребенком, если речь идет о диалоге на равных. Фото: Pixabay

Современные подростки очень нуждаются в опоре. Кроме того, они испытывают трудности в планировании и прогнозировании — есть ресурсы и возможности, но вместе с тем нет предвидения последствий своих поступков. Здесь имеет место незрелость лобных долей. Если подросток начинает демонстрировать девиантное поведение, то нужно думать, с чем это может быть вызвано. Как правило, с потребностью власти и личной силы — сферой компетентности и самостоятельности. Но еще это и потребность в понимании и поддержке. Вопрос в том, какую потребность ребенок пытается закрыть через отклонения в поведении.

Очень важно, чтобы родитель сумел наладить контакт с ребенком через диалог — не читал нотации, не осуждал. Это сложно, но тем не менее действенно. Можно позволить подростку решать какие-то серьезные задачи, чтобы он чувствовал себя значимым в семье. Не стоит давать директивных указаний и заставлять его безоговорочно исполнять волю старших. Есть позиция сотрудничества, которой можно воспользоваться.

Если речь идет о нехватке внимания и поддержки, то необходимо занять сторону ребенка в любой ситуации. Нельзя при этом осуждать его, особенно, в публичном поле — все конфликтные истории должны разрешаться без чужих глаз и ушей. Имейте в виду, что подростку и так тяжело себя принять из-за изменений. Чем жестче мы будем обращаться с ним, тем чаще станем получать агрессию. Иными словами, надо быть в сотрудничестве с ребенком, а не настаивать на диктаторстве.

Другой момент — как быть в преступных ситуациях, когда подросток совершает противоправные действия. Здесь родителям необходимо обратиться за помощью к специалисту, чтобы он откорректировал план воспитания. Но в лучшем случае — это, конечно же, совместные походы к психологу.

Есть исключительные моменты, когда директивная риторика все же имеет место. Речь идет о влиянии плохих компаний. В данном случае семья кардинально меняет место жительства. Зачастую это помогает избежать фатальных исходов: краж, убийств, наркотиков и прочего.