Петербуржцам, стоящим в очереди на плановые операции, отказывают в услугах. Перепрофилирование больниц под ковидарии усложнило ситуацию с доступностью медпомощи.

Коронавирус закрыл на карантин или поменял формат работы большинства российских больниц. С началом пандемии запрет на все плановые госпитализации больных, за исключением случаев угрозы жизни, был введен главными санитарными врачами в большинстве, если не во всех российских регионах.

По мнению специалистов, это влечёт проблемы не меньшие, чем от распространения COVID-19. В зоне риска онколобольные, люди с сердечно-сосудистыми заболеваниями и инвалидностью, беременные. На недоступность медпомощи жалуются и те, кому необходимы срочные операции на глаза.

С 11 ноября под ковидарий перепрофилирована городская многопрофильная больница №2 в Выборгском районе Петербурга под руководством главного врача Владимира Волчкова.

Соответствующее распоряжение о «превращении» больницы в ковидарий подписал комитет по здравоохранению Петербурга под руководством Дмитрия Лисовца. Оно опубликовано на сайте учреждения.

Аккурат перед введением ограничений без плановых операций остались десятки пациентов. О непростой ситуации Мойке78 рассказала Анна Ф. В горбольнице №2 30 ноября в отделении офтальмологии должны были прооперировать её маму.

«Мама делала там первую часть операции, на вторую должна была попасть 30 ноября, но отказали. Я также не поступила на хирургическую операцию в клинику святителя Луки. Приехала ложиться, а они закрылись. Где вообще какая-то ориентировка, когда откроют, когда людям ждать? Это же зрение, тут все гораздо сложнее»,
— сообщила Мойке78 петербурженка. 

В учреждении с корреспондентом Мойки78 были краткими: напомнили про ограничения и отправили «оформить запрос». Мы, конечно, написали, но оперативного комментария не получили.

Недовольства петербуржцев вызывают не только переносы операций, которые, кстати, порой создают угрозы безопасности здоровья, но и закрытость учреждений — конкретных сроков или хотя бы альтернативных вариантов никто не называет.

Мойка78 связалась с Глазным диагностическим Центром № 7 на Моховой. Сообщили, что приём продолжается в штатном порядке. Пациенты утверждают, что очереди туда слишком большие.

«Нам ещё весной должны были сделать операцию, но тогда все закрыли, и сделали в итоге в конце лета. Оперировали глаукому сперва, а сейчас катаракта — нужно менять хрусталик. Кстати, в горбольницу №2, когда там лежала мама, переводили пациентов с Моховой. Все эти меры могут cделать людей инвалидами»,
— заявила петербурженка. 

Справка: глаукома занимает одно из первых мест среди причин неизлечимой слепоты. На ранних стадиях болезнь развивается незаметно, но при этом происходит постепенная гибель зрительного нерва и сетчатки. Катаракта – процесс необратимый, начавшись однажды, болезнь будет прогрессировать. Постепенное снижение остроты зрения в перспективе грозит полной слепотой.

Как правило, если у больного выявляют и глаукому и катаракту, назначается комбинированная операция. Они отличаются по технологии и выполняются только опытными хирургами.

Когда государственное учреждение дверь закрывает, остается только открыть дверь учреждения частного. Отсюда и рождаются слова о совсем небесплатной российской медицине.

Мойка78 связалась с тремя частными офтальмологическими центрами. Нагрузка на учреждения выросла, но незначительно. Самый продолжительный срок, который необходимо подождать до операции, полторы недели. В каждом из трёх центров озвучили свободные даты на запись и стоимость операций — для петербуржцев со средней зарплатой, конечно, чаще всего неподъёмную.

Председатель Комитета по здравоохранению Дмитрий Лисовец рассказал о подъеме заболеваемости в Петербурге. Фото: Мойка78/Вероника Перминова

За комментарием Мойка78 обратилась к председателю комитета по здравоохранению Петербурга Дмитрию Лисовцу. Наше издание, как и наших читателей интересует, почему операции, недоступность которых грозит полной потерей зрения, не просто переносят, но и не называют сроков, хотя бы приблизительных, для проведения новых.