В Санкт-Петербургском городском суде 33-летний уроженец Украины Антон Головырцев в качестве подсудимого окажется уже во второй раз. Ему вновь, как и четыре года назад, грозит пожизненный срок. За граничащую с сумасшествием ненависть к людям в форме.

Накануне сотрудники 1-го Управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу привезли материалы уголовного дела в здание горсуда на Бассейной улице. Желание доверить свою судьбу присяжным мужчина, уже отбывающий срок 19,5 года лишения свободы за двойное покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов, случайной жертвой которого стала пенсионерка, не высказал.

Мойка78 узнала, как было раскрыто остававшееся несколько лет «глухим» убийство юного курсанта Санкт-Петербургского университета МВД России и почему в феврале 2014 года на месте происшествия не нашли одну из главных улик.

«Что вы наделали?! Стоять!»

Случившееся вечером 18 февраля 2014 года во дворе между Комендантским проспектом и улицей Уточкина напоминало сцену из кинодетектива о «лихих 90-х». Громкий хлопок. Летящая в снег форменная шапка с кокардой. Растекающаяся по обледенелому асфальту лужа крови. И тут же истошный женский вопль: «Убили! Убили парня!»

Преступление произошло во дворе между домами на Комендантском и Уточкина. Фото: Яндекс. карты

За пару секунд до этого женщина, чей крик переполошил округу, разминулась на дорожке, идущей через двор мимо контейнерной площадки, с молоденьким полицейским. За ним, едва не дыша в затылок, шли двое. Темная одежда, капюшоны, лица, замотанные шарфами…

В тот вечер этих двоих видели сразу несколько свидетелей, но в сумерках никто не разглядел их лиц. Даже местные жители Сергей и Анатолий, оказавшиеся всего в полутора десятках метров от места преступления. Первый, увидев рухнувшего лицом на землю молодого человека в куртке с надписью «Полиция» на спине, даже прокричал им: «Что вы наделали?! Стоять!»

Бросаться за парнями вдогонку, разумеется, никто не рискнул. Камеры видеонаблюдения в февральской тьме тоже зафиксировали лишь темные силуэты, бегущие из двора в сторону Комендантского проспекта.

Пропавшая гильза

Убитый 18-летний учащийся 2-го курса Санкт-Петербургского университета МВД России Мурадали Агамирзоев, переехавший в Петербург из дагестанского села, снимал квартиру в доме 6 по улице Уточкина. К метро и обратно ходил одной и той же дорогой, успев примелькаться местным жителям.

Его двоюродный брат уверял: врагов у Мурадали не было, о конфликтах с кем-либо кузен не сообщал. Учился прилежно, собирался стать участковым. Страница Мурадали в соцсети демонстрировала сообразные его возрасту и происхождению увлечения: яркие девушки, дорогие машины… Ничего, что могло бы дать сыщикам хоть какую-то зацепку!

Выстрел прогремел на дорожке за контейнерной площадкой. Фото: Яндекс. карты

Сам характер преступления больше напоминал казнь. Один выстрел. С очень близкого расстояния. Пуля вошла сзади в шею, практически у основания черепа, по восходящей побила головной мозг да так и осталась внутри.

Эксперты сделали вывод, что эта часть 9-миллиметрового пистолетного патрона могла быть выстреляна из переделанного гладкоствольного оружия. В частности, газового, сигнального или травматического пистолета.

А вот гильзу на месте происшествия так и не нашли. Лишь через шесть лет, когда подозреваемого привезут на место преступления, он расскажет, как умудрился не оставить одну из главных улик.

Взрыв на площади

Год спустя после убийства курсанта университета МВД, ранним утром 5 марта 2015 года, инспектор ДПС на ступенях поста на набережной Малой Невки нашел коробку из-под сока.

Так как надо было открыть дверь, я скинул ее ногой. Коробка упала на землю, открылась, и я увидел мигающие внутри нее лампочки. Тут же сообщил об этом в дежурную часть, потому что сразу подумал, что это — взрывное устройство,
— рассказывал позже в суде старший инспектор ДПС Сергей М.

Взрывотехники пришли к выводу, что устройство было полностью работоспособным. Не разорвалось просто чудом.

Но еще одна адская машинка все же бахнула. Случилось это 8 октября 2015-го на площади Климова — на «островке безопасности», где обычно стояла патрульная машина.

В марте 2018-го Головырцева (в клетке справа) приговорили к 19,5 года колонии строгого режима. Фото: Мойка78

Однако жертвой взрыва стал не инспектор, а пожилая женщина. Переходя дорогу, оттолкнула носком ботинка оказавшийся на пути пакет, не подозревая, что в нем. Медики смогли спасти пенсионерке жизнь, но не ногу.

Два месяца спустя были задержаны двое закадычных друзей — Антон Головырцев и Николай Мотовилов. Первый, как оказалось, в 2014 году успел побывать в рядах ополченцев ДНР. На допросе откровенно рассказывал о своей ненависти к власти и особенно представителям правоохранительных органов. Ну а из полицейских кто по «кухонно-диванной» логике самый неприятный? Гаишники!

Приговор друзья детства услышали 23 марта 2018 года. Обоим грозил пожизненный срок. Но с учетом смягчающих обстоятельств за двойное посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, причинение тяжкого вреда здоровью женщине и незаконный оборот взрывных устройств Головырцев получил 19,5 года колонии строгого режима. Мотовилов — на полгода меньше.

Явка с повинной

Все это время оба бомбиста отрабатывались оперативниками регионального УФСБ России на причастность к убийству полицейского. После очередного разговора с Мотовиловым в карельской колонии тот пожаловался соседу по бараку, мол, выведывают, а он и не при делах, хотя все происходило на его глазах. Вскоре силовики отправились для предметного разговора во Владимирскую область к Антону Головырцеву.

Тот, похоже, быстро смекнул, что лучший вариант смягчить свою участь — просить явку с повинной. О том, как в феврале, прихватив с собой пистолет, вместе с приятелем встретил у станции метро «Комендантский проспект» полицейского и двинулся за ним во дворы, решив убить, рассказывал в подробностях.

Я быстро ускорился. Мотовилов оставался где-то чуть дальше, сзади меня. Я вытянул руку, снял с предохранителя, произвел выстрел, после чего он сразу же упал,
— на месте происшествия пояснял следователю осужденный бомбист.

С его слов, пистолет, переделанный под боевой, купил у знакомого — Александра Петрищева, застреленного в 2016 году на Украине. Тот, как следует из материалов дела и националистических ресурсов, был тесно связан с неонацистом Дмитрием Боровиковым, уничтоженным в 2006 году во время задержания.

Головырцев на следственном эксперименте. Фото: кадр видео ГСУ СК РФ по СПб

Сам Головырцев, со слов свидетелей, тоже принимал в свое время участие в акциях некой славянской общины. Ходил на шествия, митинги, раздавал листовки. Но потом, видимо, решил, что этого ему мало.

Главный свидетель

На месте происшествия Головырцев рассказал, как же «пропала» гильза. Стрелял, с его слов, не вытаскивая пистолет из пакета. Именно для того, чтобы гильза не отлетела, ошибочно полагая, что без нее специалисты не смогут определить тип оружия.

Также он пояснял, что, нажав на курок, через мгновение услышал крик «Стоять!». Пряча на бегу пистолет обратно в карман, заметил боковым зрением двух мужчин. От оружия вскоре избавился.

Николай Мотовилов уверял, что, встретившись с приятелем февральским вечером 2014-го, и подумать не мог, что тот замыслил. Сам Головырцев также утверждал, что убийство полицейского было исключительно его инициативой, к чему он якобы давно готовился.

На сей раз закадычные друзья окажутся в суде по разные стороны стекла «аквариума»: один — на скамье подсудимых, второй — у трибуны в качестве главного свидетеля. По ныне редко встречающемуся в практике пункту «л» ч.2 ст.105 УК РФ (убийство по мотиву ненависти в отношении какой-либо социальной группы) срок грозит вплоть до пожизненного. Каким он станет для Антона Головырцева, возможно, узнаем еще до конца этого года.