Обвинения испанского прокурора Хосе Гринды Гонсалеса, озвученные им в адрес петербургского бизнесмена Ильи Трабера, оказались фикцией, что подтвердил суд.

Испанец Гринда в 2010-х годах расследовал серию экономических и иных преступлений у себя на родине. В деле, если верить самому Гринде, фигурировали преступные кланы, отмывание денег, заказные убийства и прочие атрибуты детективного жанра, сообщает РИА Новости.

Эпичности историям Гринды придавали хорошо известные в Петербурге громкие имена и названия. Прокурор рассказывал испанцам про таинственную и зловещую русскую мафию, зарабатывавшую криминальными путями огромные деньги, отмывавшую их на Западе и скупавшую там же, на Западе, элитную недвижимость, машины и прочие атрибуты роскоши.

В финале истории Гринда вдруг громко заявил, что та самая русская мафия пытается его остановить. Будто бы даже его уже «заказали», а его семью, включая малолетних детей, подвергли беспрецедентной травле.

Среди прочих из уст Гринды прозвучала фамилия петербургского бизнесмена Ильи Трабера. Испанские журналисты, в частности Карлос Энрике Байо и Фернандо Перес, в своих публикациях причислили предпринимателя к злодеям.

Вторили им и некоторые российские журналисты. Среди них оказались ныне признанные иностранными агентами Роман Анин (иностранный агент) и Роман Баданин (иностранный агент), а также Максим Леонов и Николай Ковальков, Мария Жлобова и Дарья Жук.

Илья Трабер потребовал предоставить в суде доказательства обвинений, которые неоднократно звучали в его адрес. Суд вызвал в качестве свидетелей испанского прокурора и журналистов, которые сообщали о возможных преступлениях Трабера. Российские журналисты, как и их испанские коллеги, приглашение оставили без внимания.

Испанский прокурор Гринда поначалу пошел на контакт — согласился дать показания по видеосвязи. Его официально известили, как технически и когда подключиться по видеосвязи. Суд назначил два дня для дачи показаний — основной и резервный, однако ни в первый, ни во второй день Гринда не появился, исчез.

Суд решил: раз из доказательств обвинений в адрес Ильи Трабера одни слова журналистов и Гринды, а сами они не готовы их подтвердить, то обвинения эти — не подтверждены. Иными словами, эти обвинения не соответствуют действительности.

Аналогичным образом — из-за отсутствия каких бы то ни было доказательств — суд признал недостоверными обвинения против Ильи Трабера в совершении преступлений на территории России.

В частности, суд признал недостоверными обвинения в адрес предпринимателя в том, что он, мол, контролирует морские порты в Петербурге. Суд обратился к действующему российскому законодательству, где прямо сказано, что «администрация морских портов создается в форме государственного учреждения». Другими словами, если у авторов обвинений нет доказательств контроля частного лица над государственной структурой, то обвинение не соответствует действительности.

Кроме того, рассыпались в суде обвинения в экономических преступлениях и рейдерстве. К примеру, Трабера обвиняли в «захвате» предприятия. Однако, как выяснилось в ходе заседания, бывший и нынешний собственники судятся в Арбитражном суде, то есть прежний собственник, если бы у него что-то отобрали незаконно, мог это оспорить, говорится в решении суда.

Наконец, суд признал не соответствующими действительности обвинения со стороны журналистов и испанского прокурора в причастности к заказным убийствам. Как и в каждом из обвинений в адрес Ильи Трабера, они не представили суду доказательств, что озвученное или написанное ими — правда, а без доказательств обвинение было признано не соответствующим действительности.