Часто бывает, что осужденным остаток срока могут заменить на исправительные работы. Преступники выходят раньше, работают и приносят пользу обществу. Насколько это целесообразно и способствует перевоспитанию, рассказал заместитель председателя комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ, председатель ОНК Санкт-Петербурга Александр Холодов:

«Исправительные работы — это новое наказание. Ну как новое, у нас в народе это называлось химией. У нас видов наказания довольно много по сравнению с той же Германией. Там есть наказания закрытого типа и открытого типа. У нас огромное количество разных вариаций. И исправительные работы — это наиболее легкий вид наказания.

90% граждан попадают на исправительные работы в качестве смягчения наказания, а не в качестве первого наказания. То есть там только 10% тех, кто получает их впервые.

Как туда попадают?

Можно подать на условно-досрочное освобождение (УДО) и выйти на улицу. Педофилам для этого надо отсидеть четыре пятых срока. К примеру, дали 10 лет, восемь надо отсидеть, еще и могут не выпустить. Наркоманы — три четверти, за тяжкие преступления — две трети, кому-то надо отсидеть половину, и так далее.

То есть после какого-то срока суд можно попросить выпустить по УДО. Если хорошо себя вел, хорошо работал, могут выпустить.

В основном осужденным на исправработах достается работа дворника. Фото: Мойка78/Валентин Егоршин

У нас большое число людей, которые сидят за наркотики по статье 228 УК РФ. «Народная статья», как ее называют. Бывает, что, когда суд на свободу выпускает наркоманов, а это часто именно наркоманы, конечно, не только сбытчики. К сожалению, случается, что их знакомые оказывают им медвежью услугу.

Могу сказать, что довольно типичная ситуация складывается, когда трупы у колонии находят. Потому что освободившегося человека встречают дружки, и происходит ситуация: «Вася, мы тебя встретим с наркотой, как ты давно этого ждал». Вася уколол себе дозу, которую он колол сто раз, но так как пять-десять лет он был без наркотиков, естественно, для его организма эта доза уже непривычная — и Вася труп.

На мой взгляд, возможность ресоциализации через исправительные работы — это идеальный вариант. Потому что человек живет в общежитии, из которого он не может выйти, у него даже есть доступ к мобильному телефону, их забирают только на ночь.

Также со временем за хорошую работу и поведение человека постепенно выпускают на выходные домой. То есть это такая полусвобода для случаев с наркоманами, да и со всеми остальными. На мой взгляд, это очень хорошо. Не так, что сняли цепи и на свободу выпустили, а потихонечку.

То есть сначала, получается, он живет в своем исправительном центре. Если он вышел и в первый же день укололся, то его снова на суд и в колонию до конца срока. А если человек хочет вернуться в общество, то его приучают постепенно, у него есть возможность общаться с родственниками, семьей, оставаться на выходных, позже проживать дома и ходить на исправительные работы уже оттуда.

Дворник на исправработах получает от 20 тыс. рублей. Фото: Мойка78/Валентин Егоршин

Крупные компании уже заинтересованы в таких работниках. И после окончания срока многие осужденные переходят на работу в ту компанию, где отбывали исправительные работы. Если он нормально работает, то почему его не оставить.

Я слышал даже комическую историю, когда программист работал в какой-то компании, а потом ему дали судимость и его же компания взяла его на работу, но только за один МРОТ, а не на ту зарплату, которая у него была изначально.

Польза от исправительных работ

Очень большая польза, что мы этих людей возвращаем к нормальной жизни, даем им шанс, помогаем, не бросаем. Например, система исполнения наказания в Америке настроена на то, чтобы человек никогда не вышел из тюрьмы. Там и сроки 20-30 лет, там и рабский труд. То есть даже по Конституции рабский труд запрещен, кроме тех, кто в тюрьме. Чем больше работников, тем лучше, больше денег можно заработать.

У нас система исполнения наказания построена на том, чтобы человека вернуть в общество. Чтобы человек стал полноценным членом общества. Приведу пример. Я был в комиссии по условно-досрочному освобождению в колонии №7. Там сидит человек, которому еще при СССР суд дал высшую меру наказания, по тем временам — это расстрел.

Он несколько раз обжаловал, и ему смягчили срок до 25 лет в колонии особого режима. Он в ней настолько хорошо себя вел и зарекомендовал, что позже суд ему заменил режим на строгий. Так он попал к нам в «Яблоневку» (исправительная колония №7 «Яблоневка» — Прим. ред.). Когда у него подошел срок, он 18 из 25 лет отсидел, когда можно по УДО выйти, он подал заявление.

Исправительная колония №7 «Яблоневка» строго режима находится в Невском районе Петербурга. Фото: скриншот Google maps

Теперь представим, что мы этого человека выпускаем. Открывается колония, он выходит. Что такое айфон, он не знает, что такое деньги без Ленина, он, может, и застал, но не очень помнит, что такое интернет, не знает. Какие госуслуги, какие QR-коды?

И выпуская, мы его фактически толкаем на новое преступление, для того чтобы он пришел в привычные для него условия в колонии, где для него все понятно, работа и все отлично. Система с исправительным центром для него была бы спасением.

Второй момент — труд осужденных, которые отбывают исправительные работы, может заменить в большей степени труд гастарбайтеров.

Хороший опыт в Татарстане, у них есть проект такой — «Трудяги.рф». Условно говоря, мои коллеги берут на работу осужденных за один МРОТ, а дальше пересдают посуточно для таких работ, которые не требуют квалификации. Получается ситуация, что, где были гастарбайтеры, сейчас могут работать эти люди (осужденные).

Нужно больше заниматься этим и развивать. В любом случае среднестатистический российский заключенный будет лучше, чем среднестатистический узбек. Не говоря уже о том, что у нас этих узбеков в колониях полно.

Любая компания может построить исправительный центр. Если им требуются строители, они могут построить быстровозводимое здание, создать минимальные условия для проживания и заключить договор с УФСИН».

Ранее Мойка78 писала о том, что колпинскую воспитательную колонию закроют спустя 50 лет существования. На ее месте планируют возвести исправительный центр.