В петербургском метрополитене запретили попрошайничать. Но сотрудники городской подземки, похоже, не в курсе последних новостей. На станциях, в вагонах поездов продолжают обретаться гадалки, нищие и мошенники всех мастей.

Во вторник, 10 апреля, стало известно, что Комитет по транспорту внес поправки в правила пользования метрополитеном Санкт-Петербурга. В частности, на территории подземки, запретили гадать и попрошайничать (и совмещать два этих занятия).

«Смольный внес в правила пользования метрополитеном несколько важных изменений. Теперь в подземке Петербурга официально запрещено гадать, попрошайничать и торговать», 

— прокомментировал нововведения депутат Законодательного собрания Денис Четырбок.

Между тем на официальном сайте ГУП «Петербургский метрополитен» до сих пор не обновился раздел «Правила». Если верить тому, что написано там сейчас, в метро нельзя заниматься только коммерческой и благотворительной деятельностью без разрешения.

Сотрудники городской подземки, видимо, не читают новости и не следят за изменениями в законодательстве. Это заметно не только на официальном сайте ГУПа, но и в реальности — на станциях и в поездах.

И во вторник, и в среду, 11 апреля, петербуржцы могли наблюдать на территории метро торговцев, попрошаек. «Мойка78» побеседовала с пассажирами подземки, и каждый из собеседников издания рассказал о встреченных им нарушителях сегодня.

«Около половины девятого на платформе станции «Пионерская» стояла на коленях женщина с шапочкой и просила деньги у людей», 

— рассказала петербурженка Мария.

Остались попрошайки и на оранжевой линии. В поезде по пути от станции «Дыбенко» до «Площади Александра Невского» по вагонам передвигался мужчина-инвалид без ног и собирал деньги на лечение, рассказал «Мойке78» пассажир Артем.

Нашлись попрошайки и в центре города. «Видела сегодня утром, в начале девятого, девушку со скрипкой в переходе между Сенной и Садовой. Она играла, а проходящие мимо люди кидали ей деньги», — рассказала Дарья.

Еще двух попрошаек горожане заметили в переходе между «Гостиным двором» и «Невским проспектом» около девяти часов утра. «Там стояли двое. Один мужчина — с баяном (музыкальный инструмент — прим. ред.), второй — просто с баночкой. Клянчили деньги», — рассказала Вероника.

Почему все это происходит в петербургском метро, несмотря на запрет, — загадка. Особенно странно видеть нарушения, учитывая, сколько денег было потрачено на безопасность в городской подземке после апрельского теракта 2017 года.

Только на переподготовку сотрудников службы безопасности потратили 300 тыс. рублей за последний год. Еще столько же — на контракт с Росгвардией, бойцы которой выезжают в случае тревоги.

Около 170 млн рублей ГУП «Петербургский метрополитен» потратил с апреля 2017 года на камеры интеллектуального видеонаблюдения. Плюс к этому — более 20 млн на программу для анализа видеоданных.

Однако, как показала практика, весь этот дорогой комплекс мер не справляется даже с такими простыми, в общем-то, нарушениями, как попрошайничество…

К слову, ГУП «Петербургский метрополитен» до сих пор не ответил на запрос «Мойки78» о том, как на территорию подземки пробралась потенциально опасная утка, собирающая деньги на лечение животных.