Ровно 24 года назад в Петербурге стартовали Игры доброй воли. Для тогдашнего мэра Анатолия Собчака это был шанс показать, что город готов принять Олимпиаду-2004. Но его амбициозным планам не суждено было осуществиться.

Игры доброй воли зародились как альтернатива Олимпиаде. После того, как западные страны из-за вторжения СССР в Афганистан бойкотировали Игры в Москве в 1980 году, а советские спортсмены отказались ехать на Олимпиаду-1984 в Лос Анджелесе, американский бизнесмен Тэд Тернер основал сопоставимые по масштабам соревнования. Их девиз звучал как "От дружбы в спорте - к миру на земле". 

Первые игры прошли в Москве. Они же стали единственными, оправдавшими вложенными в них средствами. Петербург стал третьим по счету городом, взявшим на себя роль хозяина соревнований. 23 июля 1994 года на стадионе имени Кирова состоялась церемония открытия. Однако, надежды, возложенные Анатолием Собчаком, не оправдались. Игры не оказали положительного влияние ни на имидж Петербурга, ни на его экономическую состовляющую. Готовность города оценили как неплохую. Не более. А сами игры сопровождались несколькими неприятными историями. 

Ряд эксцессов был связан со спортивными объектами. В первый же день перед стартом состязаний по плаванию обнаружилось, что вода в бассейне СКА — желтоватая. От участия из-за этого отказались шведские спортсмены. В результате Собчаку и Тернеру пришлось бегать за атлетами и упрашивать их залезть в бассейн. Но те на компромисс не шли. Состязания пловцов перенесли на другой день. Систему очистки ремонтировали уже по ходу соревнований. А первый комплект медалей разыграли между тяжелоатлетами. Организаторы отмахивались, что в целом ничего страшного не произошло и могло быть хуже.

Хуже действительно было, но об этом стало известно позднее. В декабре 2011 года бывший директор стадиона "Петровский" Богдан Оганов в интервью "Спорту день за днем" рассказал о паре форс-мажорных ситуаций. Так, за 15 минут до открытия Игр с осветительной мачты бросился человек. Самоубийцу было решено прикрыть строительными коробками. Потом под шум трибун его незаметно увезли со стадиона. 

Происшествие осталось без огласки. В центре внимания прессы было то, что скрыть нельзя — трибуны пустовали. Из 530 тыс. билетов продали меньше половины. Для иностранных гостей изначально резервировали 200 тыс. билетов, выкупили из них лишь 80 тыс. Организаторы, чтобы хоть как-то повысить посещаемость, были вынуждены продавать билеты в три раза дешевле. По слухам, часть вовсе раздали бесплатно.


Низкий интерес к Играм повлиял на гостиничный и туристический сектор. Ожидания рестораторов и отельеров касательно доходов не оправдались. Гостиницы, как и трибуны, оставались полупустыми.

Впрочем, заработать на состязании отдельные представители бизнеса все же смогли. Официальным поставщиком машин для Игр доброй воли выступал АРС-Авто. Именно этой компании гаражи местных чиновников обязаны появлению Volvo 940.

Воспользовавшись временным правом на беспошлинный ввоз, АРС-Авто  ввозила и сбывала автомобили в Северной столице не только для Игр доброй воли. Цены на машины, естественно, были ниже рыночных. По такой схеме компания действовала примерно год, затем махинация вскрылась.

В центре другой имиджево-неприятной для игр истории - борьба за поставку алкоголя. Поговаривали, что именно она стала причиной покушения на авторитетного предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина). Якобы, одна "группировка", не желая уступать другой, решила устранить её лидера. Покушение на Барсукова произошло в июне 1994 года. Автомобиль, в которым он ехал, изрешетили пулями. Предприниматель чудом выжил, но лишился руки.  

Игры доброй воли закончились 7 августа. Олимпийские амбиции Анатолия Собчака удовлетворены не были. Петербург даже не вошел в финальный конкурс. На последнем этапе борьбу за право принять летние Игры вели Афины, Рим, Кейптаун, Стокгольм и Буэнос-Айрес. 

Все, что осталось у города после соревнований: стадион имени Кирова, коллекционные марки и пара пятен в биографиях чиновников и бизнесменов.