Петербургскому активисту Красимиру Врански очень не нравится, когда его сравнивают с протестующими из Екатеринбурга. Забыв про объявленный «Мойке78» бойкот, Врански записал часовое видео — ответ на нашу публикацию и попытался объяснить разницу между своими поползновениями в Южно-Приморском парке и екатеринбургским скандалом.

В Екатеринбурге было как, говорил Врански: поставили забор, общественность возмутилась. (Активные протесты начались там 13 мая). В Петербурге все иначе: борьба за парк началась в далеком 2011 году, забор поставили в апреле 2019-го, рассказывал активист.

Народный сход в Южно-Приморском парке прервала прокуратура. Фото: скриншот трансляции из парка

«Я в субботу (19 мая — прим.ред) съездил, проверил. Мы решили в воскресенье вечером: так, ребята, надо собираться; и за сутки организовали вот эту встречу, на которую пришло порядка ста человек»,
— вещал Красимир Врански.

По его собственному признанию, он пристально следил за событиями в Екатеринбурге. Там, пояснил активист, протест организовала его давняя знакомая, экоактивистка Анна Балтина.

Балтина — «большая умница и молодец», как описывает ее Врански — в одном из интервью призналась, что получала от местной строительной компании «Атомстройпроект» деньги за помощь в «решении вопросов». Но это так, маленькое лирическое отступление.

Вернемся к Врански. Корреспонденты «Мойки78» трижды пересмотрели его видеообращение и нашли много нестыковок.

Забор раздора в Южно-Приморском парке. Фото: Красивый Петербург

К примеру, сначала он говорит, что «мы за сутки организовали встречу», потом, что «у нас нет как такого организатора, который всех ведет».

Или — рассказывает, что публичные слушания не проводились, никто о планах строить церковь ничего не знал. А потом: «Да, действительно, есть протокол общественных слушаний 2016 года».

Проект храмового комплекса в Южно-Приморском парке.. Фото: pokrovhramspb.ru

В общем, все указывает на то, о чем писала «Мойка78»: протест, инспирированный Врански — есть калька с происходящего в Екатеринбурге. Казалось бы, что в этом такого — отстаивают люди свою точку зрения, и пожалуйста, зачем отрицать очевидное.

Дело, наверное, в том, что выход из екатеринбургского скандала уже найден — все решит опрос. При этом организаторы процесса останутся за бортом, решение будет принимать общество, а не горстка активистов.