Ровно 10 лет назад, 27 ноября 2009 года в 21 час 48 минут, в результате теракта произошло крушение скоростного поезда «Невский экспресс», следовавшего из Москвы и Петербург. На перегоне Алешинка-Угловка, практически на границе Тверской и Новгородской областей, три вагона сошли с рельс. Катастрофа унесла 28 человеческих жизней.

В первоначальных действиях и, в частности, осмотре места происшествия приняли участие и сотрудники в ту пору следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу. О том, с чем пришлось столкнуться в те дни и о задачах, которые предстояло оперативно решать, «Мойке 78» рассказал руководитель 1-го Управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Геннадий Яшин.

«За давностью лет многие детали, конечно, уже и не вспомнить. Если не путаю, команда выехать поступила ночью. Поскольку в основном пострадали наши земляки-петербуржцы, мы, разумеется, не могли оставаться в стороне и поехали, прежде всего, чтобы оказать помощь коллегам. Отделу криминалистики, который я в то время возглавлял, а также следователям из районных отделов и Управления по расследованию особо важных дел, была поставлена задача принять участие в осмотре места происшествия и выполнять другие поручения руководства следственной группы»,
— вспоминает Геннадий Яшин.

Из Петербурга до места происшествия группа из семи криминалистов и следователей выехала на машинах ПКЛ – передвижных криминалистических лабораториях. Ближайшая к месту крушения деревня Лыкошино располагалась в паре километров. Состояние же проселочных дорог с учетом сезона, помноженное на довольно низкую проходимость лаборатории на колесах, то и дело грозило перспективой надолго застрять посреди безлюдной местности.

Геннадий Яшин (справа) и его коллеги неподалеку от места происшествия. Фото: личный архив Яшина Г.Ю.

«Помню, заехали на какую-то дорогу, а впереди – настоящая водная преграда, которую лужей и назвать-то сложно. Думаем: проедем или застрянем? Другого-то пути на многие километры нет! В итоге надели сапоги и вышли проверять глубину, прикидывая, проедет машина или нет. Рискнули двинуться вперед и, слава богу, не забуксовали»,
— с улыбкой вспоминает руководитель Управления.

Как только на дороге встретился первый выставленный силовиками пост с автоматчиками, стало ясно, что до места трагедии уже, как говорится, рукой подать. По словам собеседника, после полудня 28 ноября к моменту прибытия петербургских специалистов состав уже был убран с путей, тела погибших увезены, а перевернувшиеся вагоны лежали и стояли в стороне.

«Сотрудники железнодорожных служб как раз заканчивали работу. Работали все очень быстро, чтобы как можно скорее задействовать железную дорогу и открыть движение поездов. Основную же часть осмотра места происшествия наши коллеги к тому моменту уже провели»,
— продолжает Геннадий Юрьевич.

На месте крушения «Невского экспресса» в те напряженные дни трудились «транспортные» следователи Северо-Западного и Московского межрегионального управлений, Следственного комитета при прокуратуре РФ, представители МВД, ФСБ и Генеральной прокуратуры РФ, а также спасатели МЧС.

Буквально в первые же часы на место происшествия прибыл в ту пору глава СКП Александр Бастрыкин, чье ведомство возбудило и расследовало дело о теракте. Трагедия и ликвидация ее последствий стала предметом совещания у президента страны.

«Были задействованы лучшие силы и средства. Все существующие правоохранительные службы внесли свой вклад. Думаю, во многом благодаря этому преступление и раскрыли»,
— говорит полковник юстиции.

Группа Геннадия Яшина работала целую неделю. Впоследствии ее сменила другая. Поселили специалистов на базе отдыха около райцентра Бологое. Каждое утро они выезжали на место, где был организован оперативный штаб, осматривали прилегающую к месту трагедии территорию метр за метром и прекращали работу лишь с наступлением темноты.

Для всей полноты осмотра был задействован вертолет. Фото: личный архив Яшина Г.Ю.

«Руководство следственной группы нам ставило задачи, и мы принимали участие в различных следственных мероприятиях. Осмотр вели, в том числе, и с вертолета. Какова задача осмотра? Зафиксировать место происшествия, обнаружить следы и правильно их изъять. Изъятое передавали в следственную группу. Вещественных доказательств изымалось очень много и, пожалуй, самой масштабной из поставленных нам в те дни задач было осмотреть все это, описать, составить протоколы. Также наши следователи проводили допросы»,
— поясняет собеседник.

Остававшиеся в Петербурге следователи тоже сложа руки не сидели. Нагрузка на них, по словам Геннадия Яшина, легла очень серьезная: в кратчайшие сроки пришлось допросить несколько сотен человек — сотрудников поездной бригады и пассажиров — как они добрались до Северной столицы.

«В криминалистику я пришел за год до этих событий, и это был наш первый с коллегами выезд на теракт. Впоследствии, к сожалению, наша практика пополнилась, а хочется, чтобы как можно скорее в хронике таких страшных преступлений была поставлена точка»,
— признается полковник юстиции.

Справка:

Крушение «Невского экспресса» произошло на 284 километре Октябрьской железной дороги. От взрыва на железнодорожном полотне образовалось воронка глубиной около 1,5 метров.

На месте происшествия и в первые часы после катастрофы погибли 27 человек, еще один позже скончался в больнице. Жертвами трагедии, в частности, стали бывший вице-губернатор Петербурга Сергей Тарасов, а также глава Росрезерва Борис Евстратиков. Ранения получили 130 человек.

Как сообщали по окончании расследования в СК РФ, к подрыву «Невского экспресса» была причастна банда Александра Тихомирова, более известного как Саид Бурятский. В 2010 году в ходе спецоперации семеро ее членов, включая главаря, были уничтожены. Приговором суда еще четверым был назначен пожизненный срок лишения свободы, шестеро получили от 7 до 8 лет колонии строгого режима.