Для бездомных в Петербурге можно найти ночлег, еду, теплую одежду и даже работу. При этом людям, которые вот-вот пополнят ряды бомжей, помочь нельзя — для этого нет соответствующей профилактики.

В Петербурге живут около 50-60 тысяч бомжей. Такие цифры приводит благотворительная организация «Ночлежка». Причин, по которым люди остаются без крыши над головой, масса: кто-то становится жертвой мошенников после неудачной сделки с недвижимостью, кого-то на улицу выгоняют собственные родственники, а кого-то выселяют принудительно, например, из-за долгов по ЖКХ. Этот список также пополняют мигранты, выпускники детдомов и бывшие заключенные.

Что касается официальной статистики, то в нее попадают далеко не все бездомные граждане. Так, в Петербурге на 12 февраля 2020 года их насчитывается всего 3 тыс. 199 человек. Это данные городского «Центра учета и социального обслуживания граждан РФ без определенного места жительства». Такая разница в цифрах существует из-за того, что не все бездомные стремятся добровольно встать на учет в центры социальной адаптации, а принудительно устанавливать личность каждого из них в госорганах, очевидно, не стремятся.

Оказывать социальную помощь бездомным в Петербурге начали в конце 90-х. За это время в городе появилось больше десятка государственных учреждений, среди которых дома-интернаты, центры социальной адаптации, психоневрологические интернаты и др., а также общественные организации вроде «Ночлежки», «Мальтийской службы помощи» или «Покровской общины». Таким образом люди, попавшие в беду, могут рассчитывать на ночлег, еду, медицинскую помощь, возможность помыться, восстановить документы или найти работу.

Логично предположить, что вместе с реальной помощью существует некая профилактика бездомности или социальное сопровождение людей из групп риска. С этим вопросом «Мойка78» обратилась в городской комитет по социальной политике, откуда изданию прислали официальный ответ о количестве учреждений, оказывающих помощь бездомным, их общей вместимости (и так понятно, что мест на всех не хватает), мерах поддержки, официальных цифрах на сегодняшний день и т.д. Но ни слова о мерах, предпринимаемых комитетом, чтобы помочь людям не стать бомжами или о наличии реестра граждан, находящихся одной ногой на улице.

Фрагмент официального ответа комитета по социальной политике СПб

В благотворительной организации «Ночлежка» корреспонденту «Мойки78» честно ответили — профилактики бездомности в Петербурге (как и в целом по России) нет. Для этого отсутствуют важные предпосылки. По мнению консультанта по социально-правовым вопросам Игоря Карлинского, профилактика бездомности должна быть направлена прежде всего на незащищенные категории граждан.

Люди с ментальными нарушениями или психическими расстройствами

«Они легче попадают в ситуацию бездомности и труднее из нее выходят. Психиатрическая служба, всячески оздоравливая этих граждан, играет определенную роль, но не делает прицела на саму профилактику бездомности. Я знаю случаи, когда врачи или социальные работники, узнав о какой-то сделке (с недвижимостью), приезжали и консультировали человека, проверяли, есть ли опасность. То есть принимали участие в одном конкретном случае. Но как системы этого нет», 
— объяснил он.

Бабушки-кошатницы и «барахольщики»

Еще одна группа риска — это сердобольные бабушки, которые приносят домой уличных животных, и граждане, живущие среди хлама, принесенного с помоек. Чтобы защитить тех же соседей, ситуация порой доходит до точки — принудительного выселения.

«Есть статья 91 Жилищного кодекса РФ, которая предусматривает выселение из квартиры без предоставления другого жилого помещения. С моей точки зрения, она людоедская. Потому что выселение в наших климатических условиях — это подписание человеку жестокого приговора. Какой у нас существует комплекс мер, чтобы выселяемый человек не оказался на улице? Чтобы он получил соответствующее лечение или социальное сопровождение?» 
— рассказал Игорь Карлинский.

Жертвы мошенников

Еще один механизм поставки в общество бездомных людей — это мошенничество, от которого никто не застрахован.

«Если мы посмотрим судебную статистику, то заметим, что там отображены данные преступника (пол, возраст, занятость или ее отсутствие и т.д.), но мы не найдем описания жертв (пол, возраст, образование, состояние здоровья и т.д.). Мы не можем провести виктимологический анализ и понять, на что мы можем здесь воздействовать, чтобы снизить виктимность соответствующих категорий населения», 
— уверен активист.

Жены военнослужащих

Остаться без крыши над головой могут даже жены военнослужащих. Это тоже отдельная группа риска.

«Вот ситуация: девушка выходит замуж за курсанта или молодого лейтенанта, они получают назначение в гарнизон, а там жилья нет — такое бывает. Их регистрируют по воинской части. А воинская часть, согласно законодательству, местом жительства вообще-то быть не может. Получается, что Министерство обороны в данном случае является массовым поставщиком фиктивных регистраций. Ну а, тот, кто писал закон о статусе военнослужащих, видимо, не учел, что люди иногда разводятся. И вот представьте себе: гарнизон, семья снимает жилье, однажды любовная лодка разбивается о быт, семья распадается, женщина приходит в КЭЧ (прим.: квартирно-эксплуатационная часть), а там ничего сделать не могут. И если у женщины не осталось родственников или принадлежащей ей квартиры или комнаты, то она может стать бездомной. И я таких наблюдал»,

— рассказал Игорь Карлинский.

Бездомные Петербурга. Инфоргафика : «Мойка78»