В Петербурге крупнейшая сеть частных пансионатов «Опека» вынуждена выселить сотни пенсионеров из-за финансовых проблем. О том, что происходит с рынком пансионатов и что ждет пенсионеров, Мойка78 поговорила с директором некоммерческой организации «Фонд 60+», поддерживающей проекты в сфере услуг для пожилых, Вадимом Бараусовым.

Мойка78: Вадим, в январе вы делали обзор рынка частных пансионатов, в котором обозначили три сценария развития: стагнация, возвращение в прошлое, перестройка. К какому из них сейчас склоняется ситуация?

Вадим Бараусов: Мы, безусловно, идем по сценарию, связанному с увеличением роли государства. Это мы видим на примере «Опеки» и по тому, как меняется порядок работы с поставщиками социальных услуг, ужесточается регулирование и обсуждается введение лицензирования пансионатов для пожилых.

С 2015 года действует 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», который является основой текущего рынка. Изначально была сделана ставка на рост конкуренции, к уходу за пожилыми активно привлекались частные компании, государство частично оплачивало их услуги, а Санкт-Петербург был одним из флагманов рынка. Эта конструкция работала, но в прошлом году произошел сбой.

Проблема, как обычно, заключается в деньгах. Объемы на оплату услуг частных поставщиков превратились из считаных миллионов в 2015 году в 2,1 млрд в 2020-м. Это уже стало довольно большой долей в общих расходах социального бюджета, сравнимой с расходами, которые идут на подведомственные государственные учреждения. В условиях ограниченного финансирования у регулятора встает вопрос приоритетов. К сожалению, ставка делается на государственные структуры.

Мойка78: Что это значит для рынка?

Вадим Бараусов: Происходит возвращение к более привычной государственной системе, когда оказание услуг не подразумевает получение прибыли, но подразумевает полный контроль над финансовыми показателями, выплатами и тем, как работают поставщики. Коммерческим структурам в таких условиях, конечно, работать намного сложнее, и не у всех это получается.

Мойка78: Есть ощущение, что никто не захочет заниматься этим бизнесом. Ситуация выглядит очень сложно, невыгодно. Жесткий контроль со стороны государства неприятен. Какова вероятность, что маленькие игроки будут уходить, пансионаты будут закрываться, а новые вряд ли откроются?

Вадим Бараусов: У частных пансионатов есть два направления: работать с коммерческими клиентами или работать с клиентами по 442-ФЗ (их можно совмещать).

В первом случае пансионат получает оплату «живыми» деньгами от родственников пожилого человека. «Неформатные» (или «серые») организации берут 30-50 тыс. с человека в месяц. Если услуги более качественные и в более широком наборе, то стоимость растет до 75-90 тыс. и выше. Вопрос в уровне доходов населения. Найти большое число коммерческих клиентов, готовых постоянно платить такие более высокие суммы из своего кармана, даже в Петербурге сложно.

Если пансионат работает с клиентами по 442-ФЗ, то он может получать тариф на уровне 90 тыс. в месяц с человека. Порядка 10-12 тыс. платит пенсионер, все остальное — город в качестве компенсации за услуги. Этот тариф покрывает высокое качество ухода, но пансионат сталкивается с большим контролем со стороны государства.

Для поставщиков, которые работают с городом, выбор был очевиден. Вопрос здесь не в том, нравится ли компании государственный контроль, — у нас в России много видов лицензированной деятельности, и это никого не пугает. Вопрос в том, будут ли тебе платить. На практике город столкнулся с ограниченностью бюджета, начались задержки по оплате, и стали устанавливаться новые правила.

Пансионат «Опека». Фото: Google Maps

Мойка78: Мы общались с родственниками пенсионеров из «Опеки». У них почти одинаковые претензии. Были комфортные условия с хорошим питанием, уходом, прогулками и активностями. Сейчас им предлагают идти в государственную систему, где, по расхожему мнению, условия намного хуже. Есть ли шанс, что люди за те же деньги, что они платили раньше, смогут получить услуги такого же уровня, как в «Опеке»?

Вадим Бараусов: «Опека» — самый большой оператор, но не единственный выбор. Существуют другие операторы, появляются новые пансионаты, которые будут предоставлять услуги на том же уровне. Но эти поставщики сталкиваются или столкнутся с теми же проблемами, что и «Опека». Ожидать в таких условиях, что массово предприниматели захотят прийти и заниматься этим видом бизнеса, сложно.

Мойка78: То есть вероятность того, что будет как раньше, фактически нулевая?

Вадим Бараусов: Нет, это не так. С 2015 по 2020 год мы работали по системе, когда город устанавливал вменяемые тарифы, привлекал частных поставщиков и они успешно работали. Выполнялась социальная функция, были довольны пожилые люди, поставщики и город.

По идее, мы к этому должны вернуться через какое-то время. Но большая часть услуг будет оказываться государственными структурами.

Изначально вся структура финансирования ухода, к сожалению, нестабильна. К примеру, если в систему приходит 1 тыс. пожилых человек, нуждающихся в уходе, в бюджете нужно найти порядка 800 млн рублей (по 800 тыс. на одного человека). По нашим расчетам, спрос в регионе на уровне порядка 60 тыс. мест, а частные поставщики все вместе — и качественные, и неформатные — обеспечивают около 5 тыс. мест. Надо подумать, где найти эти недостающие места и деньги.

Инфографика Мойки78

Чтобы не было проблем с очередью, нужно строить новые частные пансионаты и новые корпуса государственных ПНИ и домов-интернатов. Какое-то движение в этом направлении шло. В Санкт-Петербурге отраслевая система ухода за пожилыми работала и была очень прогрессивной на уровне России.

Мойка78: Ключевое слово — «была». Сейчас система, похоже, не работает.

Вадим Бараусов: Как говорит Александр Николаевич Ржаненков (председатель комитета по социальной политике. — Прим. ред.), посмотрите, какое у нас количество негосударственных поставщиков. «Опека» перестала работать по 442-ФЗ, но все остальные пока по-прежнему оказывают услуги.

Проблемы есть у всего рынка, но пансионаты, которые входят в реестр поставщиков и работают только в Петербурге, будут максимально лояльными. У них все заточено на сотрудничество с городом.

Мойка78: Вопрос, который напрашивается. Почему сейчас мы говорим только про «Опеку»? Почему другие пансионаты молчат о проблемах?

Вадим Бараусов: У «Опеки» две темы. Во-первых, у них очень большие объемы, отчего масштаб проблемы больше. Если у тебя маленький пансионат на 30 человек, то ты можешь взять относительно небольшой кредит на недополученную сумму и надеяться, что тебе заплатят.

Мойка78: То есть основная проблема в том, что «Опека» слишком большая и для нее изначально речь шла о больших затратах?

Вадим Бараусов: Именно так. А второй момент в том, что «Опека» работает не только в Петербурге, а также в Москве, Московской области и Челябинске. Для небольших пансионатов Петербург является основным клиентом, и разрывать отношения с городом очень сложно. К сожалению для «Опеки», город может положиться на других поставщиков, это не единый фронт.

Мойка78: А что ждет пенсионеров?

Вадим Бараусов: Общий тренд связан с тем, что пожилое население города увеличивается. Соответственно, людей, которым будут нужны услуги пансионатов, становится больше.

В ряде случаев проблема будет решаться надомным уходом. Но часто пожилым, например при деменции, нужен уход 24/7. Так что, скорее всего, сохранится дефицит мест. Надо строить новые пансионаты различных форматов, обучать персонал, увеличивать качественное предложение со стороны и частников, и государства. Те объемы, которые сейчас есть на рынке, не закрывают потребность.

Сейчас проблему частично решает «серый» рынок. Это не очень дорогие услуги с соответствующим уровнем качества. Но перспектива для таких организаций становится хуже. Со следующего года планируется лицензирование стационаров, которое уберет с рынка, по разным оценкам, вплоть до 90% неформатного сектора.

Мойка78: В своем обзоре вы упомянули, что число пожаров и несчастных случаев в частных пансионатах было относительно небольшим. В то же время Александр Ржаненков неоднократно повторял мысль о том, что в частных пансионатах происходят пожары и работают «непонятные» специалисты. Думаете, он действительно в это верит, или это просто попытка защитить государственные учреждения?

Вадим Бараусов: Не буду оценивать его конкретные слова, скажу в целом. По статистике, количество несчастных случаев в частных пансионатах Петербурга и Ленобласти действительно сравнительно небольшое. Те же самые проблемы, связанные с пожарами, вспышками коронавируса и отношением к клиентам, также наблюдаются в государственных пансионатах страны. Я бы не стал противопоставлять один сегмент другому.

Но надо разграничивать «черные» пансионаты, которые просто вне какого-либо контроля, и частные пансионаты, которые, например, входят в реестр поставщиков, регулярно проходят проверки Роспотребнадзора, МЧС, прокуратуры, комитета и других ведомств.

В плане позиции государства все достаточно понятно. Фокус в его работе направлен на то, чтобы у государственных структур было финансирование и была работа.