Аэропорт Пулково временно лишился перспективы получить второй терминал для пассажиров. Но расширение авиагавани напрашивается с точки зрения цехов по ремонту и обслуживанию бортов. Иностранные специалисты из Boieng и Airbus делать этого не будут из-за санкций, а иранские техники готовы принимать самолеты у себя. Не проще ли Петербургу взять на себя миссию амбассадора независимой российской авиаотрасти?

Вице-губернатор Алексей Корабельников отмечал, что строительство второго терминала Пулково станет возможно только после резкого роста пассажиропотока. Однако это не означает, что авиакомпаниям, которые своим хабом выбрали Петербург и остались без иностранных комплектующих, не нужно будет обслуживать суда. А действующих мощностей аэропорта может не хватить на всех.

Вице-губернатор Алексей Корабельников. Фото: Baltphoto/Михаил Киреев

Решение, казалось бы, нашли в Иране. Россия подписала с этой страной соглашение, согласно которому может решить проблему поставок запчастей и комплектующих для самолетов – их будут поставлять с Востока. Также специалисты будут заниматься и ремонтом.

Предполагается, что летать за этим будут в Иран. Там уже созданы специальные ремонтные центры, которые занимаются местными самолетами. Иранцы, похоже, в этом профи – они уже несколько десятков лет живут под авиационными санкциями, аналогичными российским. И даже умудряются закупать новое оборудование для Boeing в третьих странах Однако необходимость транспортировки в Иран может надолго вывести российское судно из строя, что, вероятно, скажется на объемах перевозок и ценах на авиабилеты. Сотрудники авиаотрасли, вероятно, тоже пострадают.

«У нас зарплата состоит из базовой ставки и надбавки за отлетанные часы. Сам оклад – примерно средняя зарплата по региону, все остальное зарабатывается работоспособностью. День простоя и зарплата уже меньше»,
— рассказал Мойке78 сотрудник одной из авиакомпаний на условиях анонимности.

Казалось, причем здесь Пулково? Согласно данным Росавиации, пассажиропоток в петербургском аэропорту только третий по стране после Домодедово и Шереметьево. Но появление ремонтных цехов именно в Северной столице логично: меньше рейсов – меньше необходимость заниматься «текучкой» из обслуживания вылетающих судов и возможность сосредоточиться на крупном ремонте.

К тому же, Пулково, согласно публичным данным, является узловым аэропортом не только для авиакомпании «Россия», но и «Победы», «Руслайна», S7. То есть часть авиакомпаний считают Петербург своим хабом, трудоустраивая сотрудников именно здесь, а не по месту прописки головного офиса. Вероятно, в случае форс-мажорной ситуации они могут оперативно заменить борт на тот, который находится на стоянке. Но остальным, придется «гнать» новый самолет, например, из Москвы, задерживая рейс минимум на несколько часов. В таком случае убытки будут не только на уровне оплаты дополнительной работы пилотам и топлива, но и неустойки для пассажиров. Согласно статье 120 воздушного кодекса, сумма может набежать немаленькая — 25% от установленного МРОТ за каждый час опоздания, но не больше 50% от стоимости билета.

Ремонтный хаб в Северной столице мог бы обеспечить сотни новых рабочих мест и приблизиться к выполнению заявлений министра промышленности Дениса Мантурова о технологическом суверенитете. Не зря же в Петербурге существует университет гражданской авиации, в котором в том числе готовят специалистов по эксплуатации судов.

При этом , Росавиация уже заранее подготовилась к тому, чтобы в Петербурге можно было обслуживать и ремонтировать иностранные суда. Например, в марте технический блок «Россия» получил соответствующий сертификат. Однако ранее на нем могли обслуживаться только российские SSJ100, поэтому производственный мощностей для расширения может просто не хватить.

Инвесторы Пулково, в числе которых ВТБ, Суверенный фонд Катара и компания из Германии Fraport, в прошлом году заявляли о своих намерениях расширить аэропорт на один терминал. Инвестиции в проект оценивались в 40 млрд рублей. Вероятно, строительство ремонтного кластера будет дешевле, но стало бы серьезным ответом санкциям. Такому изящному решению, вероятно, будут противиться немцы – им, согласно санкциям, запрещено инвестировать к российскую экономику. Поэтому затраты мог бы взять на себя катарский фонд и «Газпром», который успешно реконструировал аэропорт Левашово.

А иранские специалисты в таком случае, могли бы организовывать образовательные курсы для российских авиатехников.