Активисты улицы Рубинштейна, которую гордо называют ресторанной, а на деле она давно барная и беспокойная, выпустили манифест. В нем они опровергли 13 «легенд» о своем противостоянии с владельцами питейных заведений.

Улица Рубинштейна. Фото: Мойка78/ Николай Овсянников

1. «На улице Рубинштейна работает 60 заведений»

На самом деле их уже 80. На 34 дома и 750 метров улицы. И количество постоянно растет.

2. «Улица Рубинштейна – ресторанная улица»

Ресторанам нет необходимости работать позднее 23 часов, т.к. по ночам люди в массе своей не едят. Но заведения на Рубинштейна работают до утра, потому что обслуживают пьющую публику.

3. «Основные проблемы улицы Рубинштейна – шум и запахи»

Шум и запахи – только две из проблем, и далеко не главные.

4. «Улица Рубинштейна – это хорошо для туризма, а туризм – хорошо для города»

Туризм существует, чтобы приносить городу деньги. А город – это горожане. Туризм, который делает жизнь горожан невыносимой, – это абсурд.

5. «Улица Рубинштейна всегда была ресторанной»

Каких-то 10 лет назад на Рубинштейна было 7 заведений. Не больше, чем на любой другой улице в центре города. Никакой «ресторанной истории» у улицы Рубинштейна нет.

6. «Владельцы заведений законы не нарушают, жители улицы просто сумасшедшие»

Проверки показывают, что это не так. Зачастую, владельцы заведений даже не знают, что законы существуют.

7. «Жители улицы придираются к заведениям по пустякам, о которых не стоит и говорить»

Проверки выявляют множество критических нарушений, на которые нельзя закрывать глаза.

8. «Жители улицы – непорядочные люди, просто хотят денег»

Не создавал бы общепит проблем жителям, жители не взялись бы за изучение законов. Жителям приходится тратить свое личное время на приведение условий жизни в нормальное, гарантированное законом состояние.

9. «Владельцы заведений делают для жителей улицы всякие хорошие вещи, а они не благодарны»

Все единичные «добрые дела» владельцев заведений (вроде установки стеклопакетов) не устраняют даже те проблемы, которые эти же заведения создают.

10. «Так работают все в Европе»

а) Не так, в Европе соблюдают законы. б) В Европе нет ни одной улицы, где в жилом квартале на каждые 100 метров улицы приходилось бы 11 баров, работающих до утра. В Европе заведения в жилых домах закрываются в 22-23 часа. Все питейные кластеры находятся в нежилых пространствах.

11. «Владельцы заведений создают рабочие места и платят налоги»

Это неприемлемо, если деятельность ведется с нарушением законодательства. Налоги – это не индульгенция, которая позволяет не соблюдать закон. В городе множество предприятий (и общепита в том числе), которые работают, не нарушая закон, создавая при этом рабочие места и выплачивая налоги.

12. «Законы абсурдны и вообще устарели»

Мы все хотим жить в правовом государстве, а не «по понятиям». Не нравятся законы – надо не нарушать их, а обращаться к законодателям для исправления. В отличие от общепита, действия жителей полностью законны.

13. «Жители улицы против малого бизнеса вообще и общепита в частности»

Пусть малый бизнес работает на здоровье, жители улицы против нарушения законодательства. Потому что из-за нарушений общепита страдают сами непосредственно.

Улица Рубинштейна. Фото: Мойка78/ Николай Овсянников

Первый пункт — количество общепита на улице длиной в 750 метров. Заведений в 34 домах уже 80, подсчитали местные жители. А ведь всего 4 месяца назад их было 70.

«Заведения пошли во дворы, на вторые и даже третьи этажи жилых домов»,
— обеспокоены обитатели улицы.

Старожилы улицы разбивают и миф о якобы давних ресторанных традициях.

«10 лет назад на Рубинштейна было 7 заведений. Не больше, чем на любой другой улице в центре города. Никакой «ресторанной истории» у улицы Рубинштейна нет»,
— утверждают активисты.

Еще одно заблуждение, которое опровергли активисты, — само звание ресторанной улицы.

«Основной продукт на улице – алкоголь, а заведения, в большинстве своем, – питейные. Для ужинающих людей не нужна такая концентрация заведений – человек не будет ужинать сразу в нескольких заведениях за один вечер. Такая концентрация полезна только для бар-хоппинга«,
— утверждают активисты улицы Рубинштейна.

Улица Рубинштейна. Фото: Мойка78/ Николай Овсянников

Четвертый разрушенный миф, что жители домов, оккупированных барами, жалуются только на шум и запахи. Наиболее важными проблемами они называют антисанитарию из-за отходов общепита, вываленного в обычные домовые контейнеры, а также пожароопасность многих заведений. О том, какие нарушения найдены после проверки МЧС на улице Рубинштейна, можно почитать здесь. Зачастую, без согласования с собранием собственников, на стенах исторических домов появляются воздуховоды, внешние блоки кондиционеров, рекламные вывески.

Еще один спорный для местных жителей пункт — упор на пользу забитой питейными заведениями улицы для туризма.

«Для туризма хорошо, когда туристы перемещаются по городу и оставляют деньги в музеях, театрах, магазинах, ресторанах и прочих местах, а не пьют по ночам в барах (и днем отсыпаются)»,
— уверены активисты

Улица Рубинштейна. Фото: Мойка78/ Николай Овсянников

Они подчеркивают, что начали борьбу и взялись за изучение законов только потому, что общепит стал создавать на улице проблемы.

Не согласны активисты и с тезисом, что «так работают все в Европе». Ответ жителей — в Европе соблюдают законы, а еще там нет ни одной улицы, где в жилом квартале на каждые 100 метров улицы приходилось бы 11 баров, работающих до утра.

«В Европе заведения в жилых домах закрываются в 22-23 часа. Все питейные кластеры находятся в нежилых пространствах», — стоят на своем жители улицы Рубинштейна.

«В мире нет такого примера, кроме специально построенных городов и районов, где заведения располагались бы вне жилых кварталов. Это возможно, только если заново строить и заново планировать город. Если мы посмотрим на города Европы, которые нам ментально близки, там везде такие кластеры располагаются внутри города»
,

— отмечает в разговоре с «Мойкой78» урбанист Марина Сухорукова.

Улица Рубинштейна. Фото: Мойка78/ Николай Овсянников

Она привела в пример Дюссельдорф, откуда вернулась несколько дней назад. На некоторых улицах города проводят шумные праздники, во время которых прохожим не протолкнуться. Но праздники на улочках Дюссельдорфа шумят не каждый день.

«И это происходит много лет, за это время на улице произошла миграция. Те, кто совсем не мог там находиться, например, семьи с маленькими детьми, уехали в пригород. На улицах с течением времени сложилась определенная экосистема. Она мешает иногда, но не слишком», — отмечает Марина Сухорукова.

Выход для улицы Рубинштейна урбанист видит не в срочном выселении заведений куда-нибудь в район Апраксина Двора, а в выстраивании партнерских отношений между владельцами заведений и местными жителями.

«Рестораторы должны объединиться и подумать, что они могут предложить жителям города взамен их беспокойства, чтобы это было добрососедское сотрудничество, а не вражда. Вывоз снега, вывоз мусора, ремонт подъездов, другие дополнительные бонусы — здесь много что можно предложить. Это вопрос того, насколько стороны готовы идти на диалог»,
— подчеркнула Марина Сухорукова.

Жители улицы Рубинштейна, опровергая «мифы», напомнили — они не за закрытие всех заведений, а за соблюдение ими законов.

Улица Рубинштейна. Фото: Мойка78/ Николай Овсянников

«Пусть малый бизнес работает на здоровье, жители улицы против нарушения законодательства. Потому что из-за нарушений общепита страдают сами непосредственно», — говорят активисты.

«Город синергичен, и он должен развиваться синергично по отношению к нуждам каждой из действующих в Петербурге сил, всех действующих лиц»,
— согласна урбанист Марина Сухорукова.

Но пока улица Рубинштейна остается забитой барами, которые располагаются в неприспособленных для этого помещениях жилых домов, заведения не проходят проверку на пожароопасность и доставляют неудобства местным жителям. Рестораторы в публикациях в СМИ жалуются на препоны от старожилов улицы.

Чтобы сдвинуть с мертвой точки решение проблем улицы Рубинштейна жители и владельцы заведений собирались на круглом столе, организованном «Мойкой78».

Жителям, владельцам баров и городским властям предстоит еще немало встреч, чтобы улица Рубинштейна перестала быть горячей точкой на карте Петербурга.