Вокруг реставрируемого парка Монрепо в Ленобласти вьются сомнительные организации и подозрительные активисты, претендующие на то, чтобы диктовать властям свою волю. Точнее даже не свою, а волю другого государства.

В конце 2017 года в парке Монрепо началась реставрация, и в СМИ начали появляться заявления петербургских активистов, будто против этого процесса выступает не абы кто, а Комитет по защите памятников при ЮНЕСКО (сокращенно — ИКОМОС). При ближайшем рассмотрении, однако, выясняется, что протестует не международный комитет, а пара-тройка активистов из Петербурга, которые в прошлом уже засветились в сомнительных псевдоградозащитных историях.

Последний пример — якобы письмо из Финляндии в правительство Ленобласти. Чтобы разоблачить этот фейк, надо слегка погрузиться в структуру ИКОМОС.

Скриншот сайта национального комитета ИКОМОС России

Настоящий ИКОМОС — общественная организация со штаб-квартирой во Франции. По уставу организации, под патронажем международного секретариата можно создавать национальные комитеты ИКОМОС. Есть такие национальные комитеты в России и Финляндии. Официальные сайты этих комитетов указаны на сайте международного секретариата ИКОМОС.

Скриншот сайта международного секритариата ИКОМОС

На официальном сайте финского ИКОМОС нет ни слова про письмо в Ленобласть, ничего об этом нет и на сайте российского нацкомитета. В администрации Ленобласти нашему изданию заявили, что не получали никаких официальных писем от финнов, а то послание, о котором говорят активисты, опубликовано на сайте некоего петербургского отделения ИКОМОС.

Скриншот сайта международного секритариата ИКОМОС

В уставе ИКОМОС нет упоминаний о том, что помимо национальных комитетов можно создавать еще и региональные отделения. Однако в российском комитете «Мойке78» подтвердили, что наш нацкомитет таки создал себе региональные отделения, в том числе и в Петербурге. Возглавил это отделение Сергей Горбатенко.

Скриншот сайта международного секритариата ИКОМОС

В письме, которое написали якобы финны, говорится об отчете настоящего ИКОМОС, где оценивается ход реставрации. К этой оценке мы вернемся позже, а сейчас надо обратить внимание на подпись под этим посланием — там значится некая «Нетта Бёэк».

Сайт «регионального отделения» ИКОМОС в Петербурге

Согласно официальному сайту финского ИКОМОС, человек с таким именем (Netta Böök) — рядовой сотрудник.

Скриншот сайта национального комитета ИКОМОС Финляндии

Члены российского ИКОМОС рассказали нашему изданию, что такой документ не имеет никакой силы. Подобные документы, во-первых, должны утверждаться общим голосованием, а во-вторых, подписывает их глава национального комитета. В Финляндии это Минна Сильвер (Minna Silver).

В сухом остатке получается, что так называемое региональное отделение ИКОМОС в Петербурге, которого по уставу международной организации и быть не может, вместе с рядовым сотрудником легитимного нацкомитета в Финляндии написал письмо.

Письмо это никто официально не отправлял, но активисты почему-то требуют реакции властей на этот «документ».

В российском нацкомитете ИКОМОС, который легитимен, не смогли прокомментировать деятельность своего «регионального отделения».

Встает вопрос — зачем все это руководителю «регионального отделения» Сергею Горбатенко?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, как начиналась реставрация Монрепо. И что предшествовало этому.

Всю историю парка Монрепо (с 16 века) можно разделить на три периода — российский, финский и снова российский. Причем на финский приходится де факто около 60 лет, пока в Монрепо жили финские бароны Николаи (1801-1866).

Фото: Instagram.com

После окончания советских времен следить за состоянием парка по старой памяти помогала финская частная компания Pro Monrepos. Продолжалось это до 2011 года, когда фирма отошла в сторону.

В том же году российские власти затеяли реставрацию парка и стали решать, в каком виде восстанавливать Монрепо — как было при финнах или при русских. Остановились в итоге на втором варианте, что не понравилось Финляндии.

В результате финский ИКОМОС начал выискивать уничтожение памятников истории при реставрации, чтобы ее, эту реставрацию, остановить. Следом к этому процессу подключился Сергей Горбатенко. Видимо, для него мнение другой страны важнее истории своей Родины.

Флигель имения баронов Николаи. Фото: Сохраним Монрепо/Андрей Коломойский

Впрочем, это уже не первый случай, когда Горбатенко занимается странным. Последние несколько лет он активно участвовал в информационной кампании против застройщиков, в частности, у Пулковской обсерватории.

Там работала аналогичная схема «региональное отделение» готовит «экспертное заключение», на основании которого надо застройщика прогнать. В конечном счете, правда, суд застройщику разрешил остаться. Доводы «регионального отделения» и его единомышленников не впечатлили российское правосудие.