В Ленинградском окружном военном суде прошло второе слушание по делу о теракте, произошедшем в Петербурге 3 апреля 2017 года. При этом дело слушает коллегия судей Московского окружного военного суда. Сегодня мы успели рассмотреть 13 томов дела из 137. Представитель генпрокуратуры говорил о потерпевших, называл их возраст, характер травм, а также степень причинения вреда здоровью.

На второй день слушания журналистов заметно поубавилось, потому что «телевизионщиков» не допустили фиксировать процесс, на котором будут озвучены все имена потерпевших. Фотосъемка 3 апреля также была запрещена.

Журналисты и адвокаты в ожидании начала заседания. Фото: Мойка78

Среди потерпевших также почти никого не было — 4 человека. В Троице-Измайловском соборе Северной столицы 3 апреля проходила панихида по погибшим во время взрыва в метро, который произошел два года назад. Панихида началась в 13:00 и завершилась в 15:00. Вспомнить жертв взрыва пришли родные и близкие погибших, а также неравнодушные петербуржцы и гости города.

Теракт в метро Петербурга 3 апреля 2017 года. Фото: vk.com/spb_today

Адвокаты на 10 минут притормозили начало второго дня суда по делу о теракте в метро. Им нужно было посовещаться. Также во время слушания обвиняемые в организации теракта молодые люди изучали материалы дела. В руках у них были «книжки» документов. Предполагаемые террористы вновь заявляли о том, что они не согласны с обвинением.

Адвокатам пока не дали выступить в защиту обвиняемых, зато на процесс 3 апреля приехали потерпевшие, рассказавшие во время заседания о том, что произошло с ними в момент взрыва. «Мойке78» удалось поговорить с двумя пострадавшими еще до начала слушания.

«Кто все это организовал? У обвиняемых образование 7-9 классов. Я думаю, что их просто нахватали, да и все»,
— заявил Юрий Шушкевич.

Пострадавший Юрий Шушкевич. Фото: Мойка78

Валерий Ильминский также хочет узнать, кем являются организаторы теракта. При этом мужчины признаются, что не боятся ездить в метро. Взрыв, по их мнению, мог бы произойти в любом месте: хоть в автобусе, хоть в троллейбусе.

При этом не так уж и мало потерпевших после теракта, которые вышли 3 апреля 2017 года из метрополитена в шоковом состоянии. Они видели, как погибают люди, испытали колоссальный стресс. Некоторые из них стали невротиками, которые не заходят в метро, испытывают панические атаки, страдают тревожно-фобическим расстройством и вегетососудистой дистонией.

Среди наиболее распространенных диагнозов, зачитанных прокурором в рамках 13 томов, — разрыв барабанных перепонок, ожоги, ссадины, баротравмы. У многих после взрыва произошло ухудшение слуха, но есть и более серьезные травмы: перелом свода и основания черепа.

Восемь адвокатов не проронили ни слова, но корреспонденту «Мойки78» все-таки удалось задать им несколько вопросов после окончания слушания.

Мы поинтересовались у одного из защитников, как она относится к тому, что большинство адвокатов не были ознакомлены с материалами дела, но, тем не менее, три заседания проходят подряд.

«Мы к этому относимся отрицательно, но суд исправился. Все-таки будут делаться перерывы, чтобы успеть подготовиться»,
— рассказал один из адвокатов.

Также «Мойке78» удалось взять комментарий у московского защитника Марата Сагитова, который по соглашению представляет интересы сразу четверых обвиняемых.

Марат Сагитов разговаривает с родственниками обвиняемых. Фото: Мойка78

«За решение судей я не могу отвечать. Мое дело предъявить доказательства. Если судья решит, что виновны, то мы готовы обжаловать это решение»,
— рассказал Сагитов.

В начале слушания и во время перерывов он переговаривался с родными Мирзаалимова. Его мать даже вступала в конфликты с родственниками погибших на первом слушании, доказывая, что ее сын не террорист.

Геннадий, отец 25-летней погибшей во время взрыва девушки, объяснил нам это поведение «родительским инстинктом».

Отец еще одной погибшей девушки разговаривает с родными обвиняемого. Фото: Мойка78

«Понимаете, меня там нет (в клетке), его там нет, показывая на мимо проходящего человека, а они там. В какой-то степени я верю в их виновность»,

рассказывал Геннадий.

Поэтому смело можно заявлять, что мнения потерпевших расходятся, но процесс только начался, поэтому самые неожиданные факты еще впереди.

Как полагает следствие, террорист-смертник Акбаржон Джалилов 3 апреля 2017 года пронес в метро две бомбы, изготовленные его сообщниками-террористами. Одно взрывное устройство он оставил на станции «Площадь Восстания», его вовремя нашли и обезвредили. Затем Джалилов взорвал вторую бомбу в вагоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». В результате погибли 16 человек, включая самого смертника, 67 получили ранения.

Следующее слушание по этому делу пройдет 4 апреля апреля в 11:00, а затем будет длительный перерыв до 8 апреля.