Обвиняемые по делу о теракте в метро Петербурга продолжили давать показания после более чем месячного перерыва в судебном заседании. Коллегия Московского окружного военного суда, рассматривающая уголовное дело на выездном заседании в Северной столице, сегодня, 10 сентября 2019 года, дала слово Дилмуроду Муидинову и Ибрагимжону Эрматову.

Первыми подсудимых допрашивали адвокаты. Вопросы были идентичными, а из ответов рисовался образ простачков, закончивших только 9 классов средней школы, приехавших в Россию на заработки, понятия не имевших, в связи с чем утром 6 апреля 2017 года их задержали и подписывавших протоколы, не читая, потому что, мол, били.

Суд по делу о теракте в метро Петербурга. Фото: Мойка78

Вместе с еще пятью подсудимыми они жили в однокомнатной квартире на Товарищеском проспекте, где при обыске было обнаружено самодельное взрывное устройство. Владелец жилплощади сдал ее семье Эрматовых, которые, как следовало из слов Ибрагимжона, превратили «однушку», по сути, в общагу, сдавая землякам койко-место за 4 тысячи в месяц.

Оба допрошенных подсудимых работали поварами в одной и той же сети заведений японской кухни и были зарегистрированы по адресу офисного помещения. Проживали же в нарушение миграционного законодательства совсем по другим адресам.

Теракт в метро Петербурга 3 апреля 2017 года. Фото: vk.com/spb_today

«Всем сотрудникам компания делала регистрацию на Магнитогорской улице»,
— заявили Муидинов и Эрматов.

Каждый излагал практически одно и то же: начиненный взрывчаткой огнетушитель в квартире никогда не видели, в террористических организациях не состояли, происхождение своего генетического следа на различных уликах объяснить не могут.

«Какое у тебя отношение к Российской Федерации и ее руководству?»
– вдруг спросила Муидинова его адвокат Оксана Разносчикова.
«Положительное»,
— после паузы в полминуты ответил ее подзащитный.

«Я начинаю ненавидеть Россию и россиян», — писал, между тем, в соцсети парень одному из знакомых.

Государственный обвинитель Надежда Тихонова не упустила возможности об этом напомнить и спросить, как расценивать ранее исследовавшуюся в суде интернет-переписку.

«У меня просто тогда после работы произошла стычка со скинхедами, они меня избили, сломали зубы»,
— поспешил объясниться подсудимый.

Теракт в петербургском метро. Фото: vk.com/spb_today

Обращался ли парень по этому поводу в полицию или в травмпункт, в суде не прозвучало. Знакомство с будущим смертником Акбаржоном Джалиловым Муидинов отрицал.

Зато его подтвердил Ибрагимжон Эрматов, пояснив, что общался с Джалиловым по работе в 2015 году, поскольку оба крутили суши и роллы в одной сети заведений. В том же году будущий смертник, по словам Эрматова, уволился. По телефону же подсудимый звонил Джалилову в 2015 году 9 раз. Исключительно по работе.

«Позже со слов общего знакомого я узнал, что Джалилов ездил в Сирию»,
— заявил суду подсудимый.

Прокурор Надежда Тихонова зачитала протокол допроса Ибрагимжона Эрматова, где тот после задержания уверял, что знать не знал номера телефона Джалилова.

«Меня ночью допрашивали. Когда Джалилов стал террористом, я с ним уже не общался»,

— так и не смог внятно объяснить противоречия в показаниях подсудимый.

На вопрос о происхождении бомбы, обнаруженной силовиками в кладовке квартиры на Товарищеском, Ибрагимжон Эрматов решил не оперировать обтекаемыми фразами, как прежде, и не заявлять о том, что откуда взялось СВУ, ему неизвестно.

«Я своими глазами видел, что это принес Яковлев»,
— безапелляционно заявил парень.
«То есть, по вашей версии, взрывное устройство вам подкинул взрывотехник ФСБ. А как тогда ваши биологические следы могли попасть на внутреннюю поверхность ленты, которая находилась внутри взрывного устройства?»
– поинтересовался председательствующий судья Андрей Морозов.

Подсудимый уверял, что и это все подстроили силовики в сговоре с экспертами.

«Но зачем им это было нужно?»
– недоумевал от подобной конспирологии судья.
«Хотели себя показать, наверное. И народ успокоить»,
— пожав плечами, ответил подсудимый.

Возложение цветов в память о жертвах теракта в метро в 2018-м году. Фото: «Мойка78»

Изначально на следствии показания братьев Эрматовых сводились к тому, что огнетушитель незадолго до теракта им принес Джалилов, и они, мол, не знали, что это. Но впоследствии решили откреститься от этих показаний.

Завтра суд намерен допросить Мухамадюсупа Эрматова и Шохисту Каримову.