Жители Сестрорецка с любопытством наблюдают за дракой соседей. Обе противоборствующие стороны привлекают в боевые действия административный ресурс. Причина конфликта – забор: один – инициировал его снос, а второй вышел на защиту строения. Теперь противники готовятся к суду. И как удалось выяснить «Мойке78» главный интерес у петербургского застройщика и его оппонента – инвестора в аварийную недвижимость – это не сам забор, а 230 «квадратов» земли под ним.

Конфликт интересов: забор и земля под ним. Фото: Мойка78

Забор раздора

Утро добрым не бывает: в первую неделю августа семью Герцовских будил не звон будильника, а стук топоров и визг пилы.

«Каждое утро – ровно в восемь – приходили неизвестные и разбирали наш забор, который на своем месте стоит вот уже 70 лет. Мой муж жил здесь с детства в соседнем доме, который пять лет назад мы продали господину Яцшину. Мой муж был крайне удивлён, мягко говоря, глядя как демонтируют забор, который стоит на нашей земле»,
— рассказывает Жанна Герцовская.

Женщина утверждает, что и забор, и земля под этим забором принадлежит её семье. Правда, как оказалось, оппонент мнение это не разделяет.

«Есть забор, который некто установил, перегородив государственную землю. На каком основании этот забор вообще установлен? Этот забор – моя частная собственность и земля под ним тоже. Поэтому я могу делать с этим забором делать все, что я хочу»,
— парирует Евгений Яцышин.

Кому принадлежит забор и земля под ним – в ближайшее время решит суд: исковое заявление уже подано.

«Пока документы оформлялись – это пять-семь дней – и пока у нас на руках не появились ограничительные документы, неизвестные так и приходили каждое утро и каждое утро я защищала забор. Мы вызывали на помощь полицию, позже — росгвардию. Если бы они снесли этот забор, то мне бы через суд пришлось бы его возвращать на законное место»,
— рассказывает Жанна.

«Забор раздора» был установлен на земельном участке между домами на Парковой улице Сестрорецка. Противоборствующие стороны – соседи, живущие по разные стороны от него.

Дом, в котором проживали 8 семей. Фото: Мойка78

Эволюционная революция

Битва за забор зрела давно. Но ранее этот ограждение выполняло крайне востребованную функцию. Оно отделяло соседей индивидуальных строений от многоквартирного и густонаселенного дома без канализации, водоснабжения и централизованного отопления: в его четырех квартирах проживало 8 семей. Ольга Данилова и ее дети, и внуки занимали самую маленькую комнату большой коммунальной квартиры.

«Этот забор примыкал к проезду, по которому и проезжали раз в месяц ассенизаторские машины. А еще этим проездом пользовались машины с водой и спецслужбы: скорая, полиция и пожарная.  Этот забор был всегда. Понимаете, на Парковой улице всегда жили богатые люди. И наш разваливающийся дом. Наш микрорайон высоко ценится: от нашего дома до Финского залива, например всего 300 метров. Забор был нужен даже не нам, а нашим богатым соседям»,
— вспоминает Ольга Данилова.

Улица, на которой идут битвы за забор. Инфографика: Мойка78

Администрация Курортного района попытки расселить предпринимала неоднократно. Однако в строении было зарегистрировано, подчеркнем, восемь семей. И большинство из них жильем владели на праве собственности.

«Лет десять назад наш дом пытались расселить. Инвесторы приходили, но потянуть такую финансовую нагрузку не могли: с 90-х годом расселили лишь одну семью. «Квадрат» с каждым годом становился все дороже и инвесторы от нас отказывались. А год назад нас, все-таки расселили. Квартиру мне и всем нашим соседям купили Герцовские»,
— говорит Ольга.

Сейчас семья Даниловых живут в новой квартире.

Дом, в котором проживали 8 семей. Фото: Мойка78

Дом, которого не было

После расселения семья Герцовских подала заявление о формировании земельного участка под многоквартирным домом и передаче его в собственность.

«Свидетельство о собственности получают за два-три месяца. Но у нас чиновники, похоже, стали выискивать какие-то причины для задержки: дом был расселен в июле 2019 года, а в августе изменился закон. И теперь – по новому закону – план перепланировки территории делают за счет тех, кто расселяет многоквартирный дом. Это большие деньги – около двух млн рублей. Мы сперва отказались, но потом решили инвестировать и в эти документы, чтобы уже получить свидетельство о собственности на земли, которое, в отличии от свидетельства о собственности на дом, так и не было у нас на руках, хотя прошли все сроки их выдачи. И вдруг 25 марта – в самый разгар пандемии – земельный комитет передает наш участок земли, который находится в оформлении и на который мы делаем перепланировку- господину Яцышину»,
— негодует инвестор в расселение дома с ограниченными коммунальными благами.

Если верить документу от КИО, то Герцовские расселили не аварийной дом, а несуществующий. Оказывается, многоэтажки на Парковой улице никогда и не существовало, так как

«в соответствии с ПЗЗ в территориальной зоне индивидуальных (одноквартирных) отдельно стоящих жилых домов (Т1Ж2-2), не предусмотрена возможность строительства многоквартирных домов и предоставление земельных участков для их строительства и (или) эксплуатации»
.

Между тем, на руках у Герцовских есть и другой документ, но противоречащий КИО. Выдал его ГУП «ГУИОН» — ПИБ Северо – Западное». И если верить этому документу подведомственной организации, то дом существует, и первичная инвентаризация строения была проведена еще в 1948 году. В составе жилого дома были учтены 4 квартиры.

«Данная справка также предоставлялась в КИО, но, по непонятным мне причинам, учтена при принятии указанного решения не была»,
— продолжает Герцовская.

Кстати, о заборе раздора. Он, по версии Яцышина забор стоит на его земле.

«Я бы не хотел обсуждать свои покупки: что я купил, у кого и за сколько. Это не является предметом публичного интереса. Могу сказать только одно – она мне принадлежит на законных основаниях»,
— разъяснил «Мойке78» Евгений Яцышин.

По версии семьи Герцовских, права на переданные 230 квадратных метров земли имелись у других лиц.

«Евгению Яцышину были переданы 230 квадратных метров государственной земли. Этой землей пользовались с 1948 года жители дома. А после расселения дома комитет имущественных отношений – так получается – сознательно сократил ширину части земли, принадлежащей дому, которая, кроме всего прочего, является пожарным проездом, и передал землю другому? На ширине оставшихся 4 метров проезда к дому не поместится даже пожарная машина!»
— негодует Жанна Герцовская.

Теперь точку в споре должен поставить суд. Кстати, семья Герцовских расселенный дом и землю под этим домом надеются продать. И совсем не против, если землю купит сосед, который, якобы, покушается на забор.

Противоборствующие стороны: Жанна Герцовская и Евгений Яцышин. Коллаж Мойка78

Действующие лица: Жанна Герцовская: Руководитель Event-агентство ZvezdAgency. Президент Бизнес клуба LAB Club

Борис Герцовский: пенсионер. Советник Вице-губернатора Санкт-Петербурга Владимира Кириллова. Возглавляет общественную организацию «Парковая-развитие зоны релаксации» и Региональную спортивную федерацию тенниса в Ленобласти.

Евгений Яцышин: работает в «Группе ЛСР» с 1993 года, с 2002 года — вице-президент «Группы ЛСР». В 2020 — Член Правления, Первый заместитель генерального директора, Член Совета директоров

С ноября 2003 по январь 2005 года — председатель Комитета по строительству Санкт-Петербурга, затем вернулся на должность вице-президента «Группы ЛСР», через год он — управляющий директор «Группы ЛСР».С 2016 года — первый заместитель генерального директора. Сейчас 2020 Евгений Владимирович еще и член совета директоров и член правления АО ЛСР За время своей работы в Смольном Яцышин удостоился жесткой критики со стороны участников рынка. В конце ноября 2004 года на втором съезде строителей СПб и ЛО была даже предпринята попытка вынесения ему вотума. Недовольство петербургского бизнес-сообщества было вызвано главным образом новой политикой городских властей в отношении предоставления земельных участков под строительство. Кроме того, некоторые руководители компаний считали, что Евгений Яцышин мог лоббировать в Смольном интересы Группы ЛСР.