Постоянная сырость привела к сквозной трещине через пять этажей бывшего общежития в доме №15 на Тверской. Больше 10 лет люди пытаются обратить на себя внимание чиновников Центрального района, продолжая ежедневно рисковать жизнью.

Потекмкинские лифты

Острый запах сырости бьёт уже при входе в парадную. Местная жительница Алла Фокина встречает на первом этаже. Проходя мимо лифта вспоминает, как 15 лет назад по поручению госпожи Валентины Матвиенко устанавливали конструкцию — отрабатывали госпрограмму. С тех пор наверх лифт так не поднялся — не электрифицировали. Существующей мощности не хватает, а обещания заменить сети так и остались эхом на лестничной клетке.

-Этот дом — бывшее общежитие?

-Да, оно принадлежало ГУВД. Здание арендовали, а когда договор закончился, нас передали городу. Этот процесс длился очень долго.

Лифт не поднимает людей уже 15 лет. Фото: Мойка78/Екатерина Дородных

Дом проблемный — брать на себя ответственность никто не хотел. Проходим по первому этажу — радиаторы едва тёплые, парадная больше напоминает подворотню: исписанные стены, осыпающаяся краска, гуляющий через ставни ветер. Чуть выше в импровизированной курилке группа мужчин — большинство жителей здесь раньше ходили при погонах.

-Что снимаете?

-О проблемах вашего дома репортаж.

-О проблемах? Рассыпается наш дом — вот и вся проблема.

Дом на Тверской построен в 1915–1917 годах в стиле неоклассицизма. Сначала там располагался учебный комбинат рабочего образования Ленинградского государственного ниточного треста, затем — школы ФЗУ, в 1970-х — детская районная поликлиника, а до 2010-го — общежитие ГУ МВД.

А вы знаете, как я живу?  

Капитального ремонта эти стены не видели никогда, но коммунальщики приходили и боролись точечно — сначала поменяли сети теплоснабжения, затем заменили трубы водоотведения в подвале, 10 лет назад покрасили парадную — проблем меньше не стало.

Трещины на потолке. Фото: Мойка78/Екатерина Дородных

Алла приглашает в квартиру на третьем этаже. Здесь 22 комнаты. Огибаем г-образный коридор — повсюду протечки на потолке, плесень и сырость на стенах.

-Сырость идёт от подвала, где постоянно стоит вода, иногда по пояс. 

-Проблема в коммуникациях? 

-Нам постоянно говорят про грунтовые воды, но ничего не исправляют. 

Стены в общих коридорах. Фото: Мойка78/Екатерина Дородных

Плесень может проникать в легочную ткань очень глубоко. Результатом попадания в организм человека плесени может стать появление таких заболеваний как астма и пневмония. Самым распространенным эффектов является сухой кашель, аллергические реакции, расстройство желудка, головные боли, носовые кровотечения.

Весной этого года по этим коридорам гуляла комиссия из жилищной инспекции, а вместе с ними вице-губернатор Николай Бондаренко, курирующий в Смольном сферу ЖКХ.

-Как он оценил обстановку в доме, который находится в двух шагах от его рабочего места? 

-Он сказал, что живут и хуже, и вообще мы якобы не знаем, в каких условиях живёт он. А почему мы должны ориентироваться на плохое, а не на хорошее? Не очень красиво он себя вел, мы надеялись, что он нам поможет. 

Со слов чиновников, серьезных проблем в доме нет, говорят жители.

-Бондаренко ходил и будто ничего не видел. 

Дал трещину 

Идём по третьем этажу. Встречает жительница Светлана Васильева — три года назад купила здесь комнату. С тех пор обрывает телефоны инстанций.

-Мы делаем ремонт, а после первого дождя переделываем — всё течет. Сверху — крыша, снизу идёт сырость от подвала. Мы устали. 

Коридор между густонаселенной квартирой делит внушительная трещина. Сначала кажется, что просто разрыв линолеума. Поднимаем глаза -«пробоина» идёт по стенам и захватывает полок. То же самое на пятом этаже. Жители объясняют, что дом буквально дал трещину от вечной сырости.

Женщины уходят за ключами на чердак, хотят показать зияющую крышу. Пока осматриваем подвесной потолок, прогнувшийся от воды. Некоторые комнаты закрыты — люди там уже не живут — потолок просто рухнул.

Провисший потолок. Фото: Мойка78/Екатерина Дородных

Поднимаемся на чердак — очень темно, но зазоры в кровле и латки заметить можно.

-Здесь была комиссия в середине августа, они проверяли аварийность крыши. Мы ждём заключение на её капитальный ремонт. Сейчас очередь на 2024-2026, но, может быть, получится сдвинуть. 

Дыра в кровле. Фото: Мойка78/Екатерина Дородных

Проблему затопленного подвала решили радикально — просто закрыли помещение, чтобы лишний раз не бегали и не показывали любопытным журналистам импровизированный бассейн. По словам местных, замена кровли решит половину проблем — хотя бы получится сделать ремонт и не боятся дождей, о работах в подвале пока только надеются.

По закону жанра пытаемся добиться ответ от второй стороны — управляющей компании ООО » ЖКС Северо-Запад». А может люди проблемы приукрашают? После нескольких попыток пробиваемся к оператору аварийной службы. Предлагает записать наш номер телефона и перезвонить. Не без труда добиваемся номер головного офиса — гудки в ответ.

На сайте Фонда капитального ремонта отмечено, что ремонт систем электроснабжения в доме на Тверской должен быть проведен с 2018 до 2020 год, кровлю обещают сделать до 2026, фасад — до 2023, газ — до 2035. Ежемесячно в копилку организации жильцы отдают порядка 300 рублей. Правда увидеть их реализацию на практике смогу не раньше, чем через 5-10 лет.

Мойка78 будет следить за развитием ситуации и уже направила запросы в Фонд капитального ремонта, Жилищный комитет и Управляющую компанию. Может быть, чиновники просто не замечают, что в двух шагах от их «резиденции» дореволюционный дом рискует разойтись по швам.