Несмотря на кризисный игровой период последних двух сезонов, «Зенит» остается одним из самых популярных спортивных брендов России. Эту популярность ему обеспечивает титульный спонсор, которому, судя по всему, все тяжелее поддерживать роскошную жизнь петербургской гордости.

За 95 лет существования клуб превратился в символ города. Свой так называемый «золотой период» он стал переживать после 2005 года. Тогда генеральным спонсором и гарантом финансовой стабильности команды стала компания «Газпром». Именно благодаря сотрудничеству с ней клуб получил инфраструктуру, вложения для трансферных компаний и развитую пиар-службу, которая продолжает работать над имиджем «Зенита» за пределами футбольного поля.

Преданные зенитовские болельщики, которые помнят «догазпромовский» период в истории команды, признаются, что скучают по временам, когда клуб не зависел от инвестиций «сверху» и колоссальных вложений в зарубежных игроков. Руководители «Газпрома» отчего-то до сих пор уверены, что ценник футболистов влияет на качество работы, однако достаточно вспомнить «аргентинскую гвардию» Роберто Манчини и переход итальянца Маркизио, отыгравшего полноценно лишь пару игр, чтобы представить себе масштаб сего заблуждения.

В 2016-м Алексей Миллер неосторожно обронил, что «Зенит» может жить и без «Газпрома». Фото: Baltphoto/Андрей Пронин

В 2016 году руководитель компании Алексей Миллер заявлял, что клуб может спокойно существовать и без нефтегазового спонсора. По его словам, финансовая составляющая клуба такова, что теперь он зарабатывает на болельщиках, и в целом не жалуется на недостаток денег, «Газпром» же в данном случае выступил неким фундаментом для дальнейшего развития «Зенита».

Но то было в 2016-м, когда мир жил по другим правилам и мог смотреть в будущее без опаски. Сейчас же доходы футбола страдают из-за пандемии коронавируса: фанатов на стадионах нет по причине ограничений Роспотребнадзора, денег от матч-дей тоже (matchday — «день мачта», когда перед игрой и между таймами организовываются развлекательные активности для посетителей, фуд-корты, продажа сувениров и т.д. — Прим. ред.), а у игроков остались дорогостоящие контракты. Даже гендиректор клуба Александр Медведев летом открыто объявил о том, что после ковидной эпопеи «Зенит» не будет жить так, как прежде.

«Зенит» с размахом отметил чемпионство 2020 года, но в сезоне 2020/2021 ждать подобных успехов от команды не приходится. Фото: Юрий Семенов/ ВК

В частности, клуб принял программу экономии средств на фоне убытков «Газпрома» и приступил к ее реализации уже в июле. Избавиться планировалось от одного легионера, который не попадал под лимит (8 иностранцев + 17 россиян), и в этом команда не медлила — 29 июля сине-бело-голубых покинул серб Бронислав Иванович, любимчик фанатов, которому пришлось уступить место другим конкурентам за место в составе по причине возраста и истекшего контакта. Кроме него, зарплатную ведомость «разгрузили» Олег Шатов и Игорь Смольников — оба сидели в глубоком запасе и страдали от старых травм.

Не исключено, что пандемия «отговорила» газпромовских толстосумов готовить «Зенит» для самостоятельного плавания. Свои расходы на клуб они сократили, хотя тому же Медведеву в разгар кризиса компания выплатила 40 млн в качестве дивиденда. Примерно такие же суммы получили другие члены совета директоров команды.

Более того, в последние месяцы наблюдается стремительное падение интереса магнатов к другим командам — «Томи» и «Оренбургу», болельщики со смехом называют их «Зенит-3» и «Зенит-4». Если еще несколько лет назад «Оренбург» находился в середняках Премьер-лиги, то теперь он основательно засел в первом дивизионе (ФНЛ). «Томь» же и вовсе рискует упасть во второй дивизион (ПФЛ), выступая мальчиками для битья в подвале турнирной таблицы. Не помогает даже назначение на тренерскую должность экс-зенитовца Александра Кержакова. Если «Газпром» решил сократить расходы на «Зенит», то что уж говорить о клубах куда меньшего масштаба.

Чуть раньше Мойка78 писала о развитии женского «Зенита», который приковывает к себе интерес болельщиков с помощью соцсетей и городского телевидения.