Компания Setl Group отреставрирует краснокирпичный корпус завода Георгия Веге на Октябрьской набережной. В здании конца 19 века появятся общественное пространство и бизнес-центр, но архитектуру исторического объекта при этом максимально сохранят. Подобное в Петербурге пока что  редкость, но успешные примеры все-таки есть. Эксперты “Мойки 78” рассказали, почему необходимо давать таким зданиям вторую жизнь и что будет, если этим не заниматься. 

История и будущее завода

Киновиевский ультрамариновый завод промышленника Георгия Веге был основан им в 1876 году. Это было первое в России предприятие, производящее ультрамарин – пигмент, предназначенный для придания оттенка лакокрасочным материалам. В конце 19 века детище Веге пользовалось популярностью, продукция расходилась не только в России, но и за рубежом. В 1912 году завод перешел по наследству сыну промышленника. А еще через несколько лет все имущество перешло народу. 

Так, в советские годы корпуса предприятия несколько раз перестраивали, и отдельные помещения производственного здания с дымовой трубой использовали для самых разных нужд. Там были производственные цеха, мастерские, бани, прачечная, квартиры рабочих. В 1954 году завод сменил название, теперь он известен как «Пигмент». 

В наши дни этот объект культурного наследия, к сожалению, находится в запущенном состоянии. Длительное время им никто не занимался, а сейчас компания Setl Group выкупила землю на берегу Невы, а точнее, на Октябрьской набережной. Здесь строят жилой комплекс «Pulse на набережной», первая очередь уже сдана. Охраняемые законом исторические здания на территории бывшего завода Веге также перешли в ведение Setl Group.

«Во всем мире такие памятники архитектуры как промышленные здания, хозяйственные или жилые постройки, которые невозможно использовать в современных условиях по их прямому назначению, успешно превращаются в общественные и деловые пространства, гостиницы, кафе, магазины. Наш холдинг бережно относится к свидетельствам старины и при этом понимает необходимость их сохранения, используя как раз мировые традиции приспособления для современного использования. В планах – вернуть краснокирпичному корпусу завода Веге , который сейчас частично руинирован, исторический вид и превратить депрессивный участок в современное общественное пространство c оздоровительными функциями. Проект получил согласование Комитета по государственному использованию и охране памятников, мы уже приступили к работе»,

— рассказывает исполнительный директор компании Setl City (Setl Group) Игорь Влащенко. 

Известно, что проект реставрации производственного здания подготовило «НИиПИ Спецреставрация». Представители девелопера объяснили, что перед проектировщиками стояла задача сохранить ценные архитектурные свидетельства разных эпох, но одновременно приспособить здание под современное использование. 

Проект предполагает, что наружные стены восстановят в исторических габаритах, а кровлю – в исторических формах, конструкциях и габаритах. Дымовая труба будет сохранена. Все работы по восстановлению и реконструкции корпуса завода компанию планирует завершить в 2022 году. 

Тонкая грань между памятью и безопасностью 

Восстановление памятников — дело непростое. Строить новое проще: не нужно согласовывать каждую деталь с профильными государственными органами и искать тонкую грань между исторической точностью и современными нормами безопасности, которые далеки друг от друга. 

«Памятники и объекты культурного наследия — штука непредсказуемая по множеству параметров. Во-первых, что мы там найдем внутри неизвестно. Во-вторых, все работы по реставрации — весьма недешевая затея и это совершенно нормально. Реставрационная работа близко не сопоставима по стоимости и по трудозатратам с новой постройкой. В-третьих, девелоперы очень часто попадают в ситуацию, когда на одной стороне стоят нормы по безопасности, а на другой — историческая точность. И если сделать исторически точно — это не пропустят нормы по безопасности, а если сделать безопасно — получится исторически неточно»,

— объясняет председатель совета директоров Агентства развития и исследований в недвижимости (АРИН) Андрей Тетыш. 

По его словам, важно понимать, конечную цель объекта. Если необходимо его точное восстановление — то мы получаем историю за стеклом с табличкой «руками не трогать». Но если строение в дальнейшем планируется эксплуатировать, здесь требуется гибкость. 

«Существует такой подход к определенным зданиям, где исторически все абсолютно верно, правда этим пользоваться нельзя. Но если нам нужно другое, очень быстро становится ясно — представление о нормах безопасности в 17, 18 и 19 веках очень сильно отличаются от сегодняшних реалий. Например, дворцовые питерские интерьеры это анфиладная система, когда человек попадает из аванзала в бальный зал и проход из помещения в помещение. Но с точки зрения государственного инспектора пожарной охраны это бред. По сегодняшним нормативам нужен эвакуационный коридор со стойкостью не менее 45 минут, чтобы человек там не сгорел. И сегодня, чем мы больше пытаемся интегрировать объект в реальную жизнь, тем сильнее нужно проявлять какую-то гибкость, а это сложный процесс. Такая проблема не только в Петербурге, а во всем мире: и в Лондоне сложно, и в Риме, и в Париже весьма непросто»,

— говорит Андрей Тетыш. 

В качестве примера гибкости он привел Новую Голландию — проект, который стал одним из самых популярных у петербуржцев и гостей города. В нем удалось объединить детали истории и современность. 

«Я бы сказал, там соблюдена разумная точность: восстановлена лепнина, интерьер, сохранены кирпичи. Но, например, восстанавливать функционал старой парусной верфи было бы, мягко скажем, странно»,

— считает эксперт. 

Реставрационный тренд 

Тем не менее, некоторые девелоперы берутся за исторические объекты несмотря на все трудности, с которыми придется столкнуться при работе. По словам архитектора, руководителя бюро «FUTURA ARCHITECTS» Олега Манова, уже не первое десятилетие в мире существует тренд на переосмысление промышленного наследия. Смысл в том, что технологические процессы меняются, и какие-то объекты теряют свой функционал, но у них есть история, которую можно продолжить уже в новой стилистике. 

«Взять в пример газгольдер в Петербурге, там сделали планетарий, музей. В Европе тоже есть газгольдеры разного назначения: жилье или торговые центры. Все это довольно популярно, потому что у здания, у места есть некая история, на которую накладывается новая современная стилистика и новая функция. В симбиозе такое всегда смотрится интересно с точки зрения девелопмента продаж, с точки зрения покупательской способности. Людям приятно ходить в какие-то знаковые места, чем просто в стеклянную коробку или же здорово жить в каком-то переосмысленном лофте, где, например, в гостиной высокое шестиметровое окно. Такое заранее никто не придумает. Подобное всегда по-другому смотрится, эксплуатируется, воспринимается. Это такой тренд»,

— уверен Олег Манов. 

Эксперт объяснил, что близость того или иного исторического объекта к новым жилым комплексам повышает покупательский интерес к приобретению жилья в данной локации. Однако, здание, о котором идет речь, должно быть приведено в хорошее состояние, чтобы привлекать, а не отталкивать людей. 

«Конечно, все зависит от объектов. Если говорить о заводе Веге — это прекрасный материал, естественно его сносить никто не будет. Тут дело даже не в тренде, а в простой коммерции с точки зрения девелопера. В любом случае это дает новую жизнь историческому зданию. Никому не хочется смотреть на то, как оно разрушается. Более того, чем дольше строение не использовали или же использовали, но не по назначению, тем дороже его будет восстанавливать. Там может протекать крыша или ветшать отделка, проседать фундамент. Все исправить стоит больших затрат. И чем дольше это продолжается, тем хуже становится самому объекту — все вокруг приходит упадок, а никто не хочет жить напротив старого здания, которое грозится упасть»,

— объясняет архитектор. 

В качестве удачных примеров восстановления исторической архитектуры и ее адаптации под современность специалисты называют Новую Голландию, завод Красного знамени, планетарий на Обводном канале, Никольские ряды и бизнес-центр «Лангензипен», расположенный напротив Ленфильма. 

«С моей точки зрения «Лангензипен» — просто супер удачный проект. Там есть красный кирпич, который исторически сохранили очень точно, а рядом адаптация из бетона и стекла. Видно, что это 21 век, но здание сделано очень аккуратно по-петербургски в виде рисунков на стекле и печатей. Это не странное восстановление каких-то мраморных ангелочков, которые к нашему веку имеют не самое прямое отношение. Здание отдает дань уважение прошлому и к историческому окружению. Все это очень корректно. Я бы такие вещи брал за образцы»,

— говорит Андрей Тетыш. 

По словам экспертов, в деле реставрации важна тонкая грань, где история будет вплетена в современную жизнь города. И это кропотливая работа позволит дать новую жизнь старым объектам, которые нередко находятся в плачевном состоянии.