Об утраченных архитектурных доминантах Петербурга поговорили на полях ПМЭФ. В частности, эксперты обсуждали, стоит ли строить колокольню Смольного монастыря по проекту Бартоломео Франческо Растрелли.

Нереализованная идея итальянского зодчего уже на протяжении многих лет – предмет споров архитекторов. По плану, это должна была быть пятиярусная башня высотой почти 170 метров. В 18 веке построить ее не получилось. Сегодня воссоздать забытую доминанту технически возможно, но пока в Смольном соборе восстанавливают только внутреннее убранство.

По словам директора Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры в Петербурге Ильи Козлова, идут работы по восстановлению иконостаса. Уже поднят каркас и заключен договор на написание икон. Построена также входная группа и разобрано подвальное помещение.

Илья Козлов. Фото: Baltphoto

По мнению председателя КГИОП Сергея Макарова, надо разговаривать и вырабатывать единую позицию. Надо не забывать, что Петербург – это первый российский объект в списке ЮНЕСКО.

«Дорогу осилит идущий», – отметил Макаров.

Заместитель председателя всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Антон Иванов также пообещал включиться в экспертную работу.

«Мы можем стать одной из площадок для таких дискуссий. Вопросы сохранений культурного наследия чрезвычайно важны, поэтому без формирования общественного мнения здесь не обойтись», – добавил Иванов.

Также в обсуждениях принял участие епархиальный архитектор Санкт-Петербургской епархии Дмитрий Борунов. Он поделился мнением Владыки, по заверениям которого, колокольню Смольного собора «однозначно нужно строить». В своем выступлении он вспомнил про строительство Свято-Троицкой Сергиевой лавры, которая на протяжении веков строилась в разных стилях, но при этом была органичная живая среда.

Дмитрий Борунов. Фото: Baltphoto

Также высказалась и заместитель председателя Союза журналистов Санкт-Петербурга Наталья Черкесова. Она отметила, что городские корреспонденты активно занимаются проблемами сохранения памятников и культурного наследия. Она рада, что существует такой фонд, где можно выбирать наиболее важные объекты, которые нуждаются в восстановлении.

Наталья Черкесова. Фото: Baltphoto

Руководитель архитектурного бюро «Студия 44» Никита Явейн согласился с мнением, что восстанавливать памятники дело хорошее. Однако он считает, что первым, на кого стоит обратить внимание, так это Храм Спаса на Сенной, Собор Андрея Певрозванного в Кронштадте, Конногвардейский собор на площади Труда и собор на Обуховской обороны.

Случай со Смольным собором все-таки про строительство, а не про воссоздание, отметил Явейн.

Создатель и редактор издания «Канонер» Дмитрий Ратников назвал позитивной тенденцию по воссозданию доминант и храмов вдоль Невы. По его мнению, стоит продолжать и в исторической застройке, в том числе в районе Смольного собора, где в 70-80 годы была разрушена историческая застройка, а позже появился полноценный советский ансамбль.

Поддержал восстановление Смольного заслуженный архитектор России, вице-президент Региональной творческой общественной организации Союз Архитекторов России «Санкт-Петербургский Союз Архитекторов» Михаил Мамошин. По его словам, тысячи людей стремятся в Петербург, чтобы посмотреть штукатурное барокко. Нигде в мире больше нет такого, везде оно каменное, робкое.

В лепке, в штукатурке, оно случилось только в Петербурге. И речь идет и завершение феноменального ансамбля Растрелли, которое не случилось.

Также Мамошин продемонстрировал собравшимся 3D-модель видом с колокольней, которая не портит вид набережной, а лишь дополняет ее, сообщает АБН.

Михаил Мамошин. Фото: Baltphoto

3D-модель Смольного собора. Фото: Baltphoto

Завершение комплекса монастыря с колокольней поддержал и член Совета по культурному наследию при губернаторе Петербурга член Правления Союза архитекторов Петербурга Роман Муравьев.

Последнее слово в дискуссии взяла доктор архитектуры, профессор, академик РААСН, почетный член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Татьяна Славина. Она отметила, что за 100 лет в Петербурге не было построено ни одной доминанты.

Татьяна Славина. Фото: Baltphoto

«Произошел поворот – мы заинтересовались тем, что потеряли 100 лет назад, то, что первым объектом становится колокольня Смольного собора правильно, потому что она самая высокая из всех возможных», – сказала Татьяна Славина.

Построить колокольню Растрелли сторонникам проекта мешает в том числе градоохранное законодательство, которое строго регламентирует любые работы на территории объектов культурного наследия. Противники также апеллируют к тому, что новая доминанта может серьезно изменить визуальное восприятие всего ансамбля Смольного собора.

Фото: Визуализация колокольни на фоне города/Фото: Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры в Петербурге