В Ленинградском окружном военном суде 4 апреля прошло очередное слушание по делу о теракте в петербургском метрополитене, произошедшем 3 апреля 2017 года. Московский окружной военный суд 2 апреля начал рассматривать уголовное дело в отношении предполагаемых участников теракта, который сплотил родственников погибших и пострадавших, продолжающих следить за этим резонансным делом. Заметим, что адвокаты почти за четыре часа слушания не проронили ни слова. Хотя перед началом заседания спрашивали друг друга, готовы ли они к слушанию.

Во время прошлого заседания особенно странным показалось то, что позиция адвокатов, касающихся исков о компенсации, разошлась с позицией подсудимых. Восемь адвокатов оставили иски на усмотрение суда. При этом подсудимые кричали о невиновности. Платить миллионы они, похоже, не готовы.

Также у адвокатов не было вопросов к потерпевшим, которые сегодня поделились воспоминаниями об одном из самых трагических дней в своей жизни.

Адвокаты в числе первый пришли в Ленинградский окружной военный суд. Фото: Мойка78

Отцы погибших девушек. Фото: Мойка78

Корреспондент «Мойки78″ приехал на слушание первым, поэтому удалось понаблюдать за прибывающими адвокатами и коллегами из других СМИ. Постепенно начали приходить потерпевшие. Отцы, лишившиеся двух дочерей 20-ти и 25-ти лет, держались вместе на протяжении всего дня. Также мужчины давали показания, которые повергли в шок присутствующих. Прокурор, выслушав речь, сказал только одно: » Крепитесь».

Сперва с речью на трибуну вышел отец, потерявший во время взрыва 20-летнюю дочь Дильбару Алиеву. Утром они с отцом вышли из дома: отец на работу, а дочь на учебу. Пошли в разные стороны.

«В середине дня созванивались. Потом мне позвонил сын и спросил, в курсе ли я, что что-то случилось в метрополитене. Я звонил дочери около часа. Телефон работал, но никто не отвечал. Потом трубку все-таки подняли, но это был голос не моей дочери. Хотя сперва я подумал — нашлась дочь.Потом мне ответили, что она в реанимации в Мариинской больнице. Я сразу поехал туда, но было уже поздно. Я смог ее опознать»,
— рассказал мужчина в зале суда.

Также на трибуну вышел отец Оксаны Даниленко. Девушке было 25 лет. Она также погибла в момент трагедии.

«Оксана жила отдельно от меня. Мы узнали о теракте, объездили все больницы, потом нашли в морге. Она погибла сразу. Смертник Джалилов стоял у нее за спиной. В момент взрыва она переписывалась в соцсети «ВКонтакте». Все, что происходило в вагоне метро, эти страшные крики, оказались записаны на телефон»,
— объяснил Геннадий.

Во время заседания вновь оглашались имена и фамилии потерпевших, а также список полученных ими травм. Некоторые люди «отделались» ссадинами, другие же получили серьезные переломы и ожоги. Также у многих потерпевших в меддокументах зафиксировано сотрясение мозга. Кроме того, прозвучали диагнозы слом основания черепа, отек слизистых оболочек верхних дыхательных путей, многооскольчатый перелом.

После прочтения каждого тома прокурор пытался получить комментарии адвокатов, которые продолжали молчать.

Потерявший дочь Алиев не будет иметь ничего против обвиняемых, если окажется, что они действительно невиновны. При этом мать Мирзаалимова не может скрыть слез, говоря о сыне. Отметим, она заявила, что в СИЗО ее сына никто не пытал, хотя некоторые СМИ писали об этом.

Родители обвиняемых и погибших обсуждают трагедию. Фото: Мойка78

«Мойке78» удалось выяснить, что ей и ее супругу разрешили встретиться с 21-летним сыном, который, по словам его матери, работал поваром в суши-баре.

Родителям обвиняемого Мирзаалимова получили разрешение на встречу с сыном. Фото: Мойка78

Отметим, что на слушание также пришла потерпевшая Светлана Белова, представляющая интересы ГУП «Петербургский метрополитен». Организация собирается взыскать 110 млн рублей компенсации полученного ущерба в рамках судебного процесса по делу о теракте в метро.

Во время 15-минутного перерыва Геннадий Даниленко предоставил корреспонденту «Мойки78» аудиозапись из метро в тот самый момент, когда произошел взрыв.

«Мама, мама, мамочки! Люди, скорую!» — слышны крики людей. Корреспонденты не смогли сдержать слез, слушая эту запись, атмосфера паники и ужаса стояла перед глазами.

Отец погибшей Дильбары Алиевой со слезами на глазах сказал: «Они просили о помощи!»