Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил ходатайство старшего следователя ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу и заключил под стражу на два месяца, до 9 января, доцента СПбГУ Олега Соколова. В храме правосудия он появился в статусе подозреваемого в убийстве 24-летней аспирантки Анастасии Ещенко. По имеющейся информации, обвинение ему планируется предъявить до конца дня. По оружию обвинение предъявят позже.

Олег Соколов в зале Октябрьского райсуда. Фото: Мойка78

Поводом для последней претензии стал обнаруженный при обыске в трехкомнатной квартире историка и крупнейшего специалиста по военной истории Франции времен Наполеона обрез мелкокалиберной винтовки. По версии следствия, именно из него в ночь на 7 ноября 2019 года преподаватель СПбГУ и застрелил свою бывшую студентку, с которой его связывали не только академические отношения.

Обрез, из которого предположительно была убита девушка. Фото: кадр оперативной съемки

На вопросы судьи Юлии Максименко доцент кафедры истории новейшего времени исторического факультета СПбГУ отвечал еле слышным голосом. Коротко изложив данные, Олег Соколов поведал, что имеет два высших образования и двух малолетних детей от предыдущего брака.

Слушание по делу Соколова. Фото: Мойка78

Выглядел ученый очень поникшим. Не могло не сказаться на его настроении и огромное количество журналистов, наводнивших зал заседания. Адвокат Александр Почуев заявил ходатайство о проведении заседания в закрытом режиме со ссылкой на то, что могут прозвучать сведения об интимной жизни и взаимоотношениях с потерпевшей.

Прокурор ходатайство не поддержал, сочтя, что какие-то данные суд может изучить и письменно, в материалах, а многие обстоятельства уже и без того получили широкую огласку в СМИ.

«На данный момент оснований закрыть заседание не имеется»,
— согласилась Ее честь.

Как сообщил суду следователь Беляков, Олега Соколова выловили ранним утром 9 ноября у дома 94 по набережной реки Мойки. Также он напомнил, что фигурантом была написана «собственноручно явка с повинной в присутствии адвоката».

Портрет подозреваемого в любимом им образе. Фото: кадр оперативной съемки

Ходатайство о заключении ученого под стражу сотрудник ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу мотивировал не только стандартными формулировками о том, что, находясь на свободе, Соколов может попытаться уничтожить доказательства, скрыться и оказать давление на свидетелей, но и тем, что требуемая мера должна быть избрана с целью избежать суицидальных попыток фигуранта.

Доцент во время оглашения документов то и дело закрывал голову руками, сползал по скамье, а потом вдруг начал стучаться ею о стену. Адвокат спросил своего подзащитного, не нуждается ли тот в помощи, что тут же повергло пожилого ученого в рыдания. По просьбе адвоката суд объявил небольшой перерыв.

Поиск останков убитой выпускницы СПбГУ в Мойке. Фото: Мойка78

Медиков вызывать не стали — обошлись бутылкой воды, которую заботливо принес один из полицейских, передав ее подозреваемому.

«Постарайтесь взять себя в руки. Понятно, что для вас эта ситуация стрессовая, но она таковая для всех»,
— постаралась мобилизовать подозреваемого судья.

Соколов тут же прекратил едва успевшую начаться истерику и сказал, что заседание может быть продолжено.

По ходатайству защиты в суде выступила свидетельница, назвавшая себя знакомой Соколова, пояснившая, что познакомилась с ним на съемках фильма, где тот был консультантом.

«Меня поразил масштаб личности Олега Валерьевича. Случившееся для меня представляет какое-то недоразумение, в реальность которого я пока не могу поверить»,
— поведала дама.

Защитник, сославшись на необходимость представить дополнительные документы, попросил отложить заседание на 72 часа, но суд не счел это целесообразным.

«Я раскаиваюсь в совершенном. Потрясен, что это могло произойти. И я согласен с требованием ареста»,
— ответил Олег Соколов на вопрос об отношении к ходатайству следствия и вновь залился слезами.

Адвокат тем не менее выступил против удовлетворения, назвав меру пресечения чрезмерной и заявив, что нужно «ограничиться домашним арестом». Местом его прохождения он назвал квартиру, ставшую местом преступления. В этой связи от «встречного предложения» веяло абсурдом.

Безобидный вопрос прокурора к подсудимому о дополнительных местах работы вдруг вызвал у доцента пространную речь о собственных заслугах, знании иностранных языков, научных трудах, монографиях и т.д. Про убиенную Соколов сказал, что находился с ней в отношениях пять лет и десятки общих знакомых знали об этом.

«Мы собирались пожениться. Она стала реагировать странно и агрессивно на моих детей. И я потерял контроль над собой. Я такого потока агрессии в жизни никогда не видел. Нападение с ножом — это что-то невообразимое. Девушка, которая казалась идеалом, превратилась в жестокое существо. Вот причина»,
— рассказывал со слезами пожилой историк.

Адвокат призвал суд не продолжать тему взаимоотношений, пояснив, что в мотивах и обстоятельствах следствие еще будет разбираться. Тогда судья Максименко удалилась в совещательную комнату и, выйдя из нее чуть менее, чем через час, огласила постановление о заключении 63-летнего доцента СПбГУ, специалиста по Наполеону, в «Кресты» на два месяца.