В Санкт-Петербургском городском суде гособвинение запросило пожизненный срок для таксистов-нелегалов Назима Гасанова и Рахима Алиева, травивших, по версии следствия, пассажиров нейлолептиками. У находившихся в бессознательном состоянии людей они забирали все ценности. Для одного из потерпевших поездка домой стала дорогой на тот свет.

Еще двое «бомбил-отравителей», Шерзат Кодиров и Нахмад Тарвердиев, в речи прокурора Уголовно-судебного управления прокуратуры Санкт-Петербурга Юлии Павлычевой удостоились за разбои 12 и 9 лет колонии строгого режима соответственно.

«За что пожизненный?! Мы что, чиновника убили? Метро взорвали?»
— стали вопить наперебой подсудимые, едва гособвинитель закончила выступление.

Александр Лаптев действительно не был чиновником. В ночь на 12 марта 2016 года 40-летний менеджер банка вышел из клуба на углу Думской и Ломоносова, куда его пригласили знакомые, сел в машину частного извозчика, а через несколько часов его обнаружили мертвым во дворе одного из домов по Октябрьской набережной.

Поначалу смерть расценили как естественную. Отец погибшего, Виктор Александрович, отказывался в это верить и начал собственное расследование. По геолокации номера телефона сына отследил все его передвижения в тот день. Выяснилось, что, отъехав от клуба, мобильник долго «петлял» по улицам, потом ненадолго «остановился» на Октябрьской набережной, после чего «покатился» уже без своего хозяина в Выборгский район.

Для Рахима Алиева гособвинение требует пожизненный срок. Фото: кадр оперативной съемки

Одна из жительниц дома, рядом с которым был обнаружен труп менеджера, видела, как двое неславянской внешности вытащили из темной «Тойоты» мужчину и, прислонив его к колесу припаркованного во дворе автомобиля, уехали. Поскольку ситуация была подозрительная, женщина запомнила номер автомобиля.

По геолокации отец погибшего вышел на автостоянку и увидел там ту самую темную «Тойоту», передав данные оперативникам. Так был установлен Рахим Алиев. Поставив его телефон на прослушку, сыщики пришли к выводу, что в Петербурге промышляет целая группа «бомбил-отравителей». Расследованием занялись сотрудники ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу. Вскоре были задержаны Шерзат Кодиров, Нахмад Тарвердиев и Назим Гасанов и установлены еще пятеро потерпевших.

По версии следствия, обвиняемые поджидали рядом с увеселительными заведениями подвыпивших мужчин и предлагали довезти их до нужного адреса за небольшие деньги. Потерпевшие рассказывали, что в салоне было ужасно душно, водитель на просьбу отключить обогреватель не реагировал, а потом наступал провал. Лишь один смог вспомнить, что когда ему стало дурно, водитель протянул бутылку пива, в которой, по версии следствия, и был растворен препарат.

Потерявшего сознание пассажира вытаскивали из машины, забирая ценные вещи и банковские карты. Впоследствии счет обнулялся — за это, по версии следствия, отвечал Гасанов, бравший себе процент с похищенного. По версии следствия, он также снабжал подельников нейролептиками.

В суде эксперт-токсиколог пояснял, что их употребление вместе с алкоголем многократно усиливает действие последнего на центральную нервную систему, что может вызвать кому и даже смерть.

Защита настаивала, что доза была «терапевтической», что пьяные пассажиры сами забывали в машине ценности, а их клиенты просто их присваивали. Александру Лаптеву же Гасанов и Алиев якобы пытались оказать помощь, а значит это никак не может быть убийством.

«Прислонить человека, находящегося в полубессознательном состоянии, к автомобилю, похлопать его по щекам — это еще не помощь. Фактически подсудимые бросили Лаптева на произвол судьбы, не беспокоясь о его дальнейшей участи, прекрасно понимая, насколько опасно они действуют»,
— настаивала прокурор Юлия Павлычева.

По аналогичной схеме действовал в Петербурге «бомбила» Агарон Галстян. В итоге — семь трупов и пожизненный срок, который он получил в феврале 2012 года. Волна отравлений нейролептиками не так давно прокатилась и по Москве. Вот и в случае с фигурантами этого уголовного дела не исключено, что установленные эпизоды — лишь капля в море.

Назим Гасанов. Фото: кадр оперативной съемки

Требование прокурора о пожизненном сроке уроженец Гасанов и Алиев услышали второй раз. Ровно год назад Санкт-Петербургский городской суд счел, что гибель Александра Лаптева — всего лишь результат неосторожности «бомбил». Гасанову дали 15 лет, Алиеву — 13, Кодирову — 12 и Тарведиеву — 9 лет колонии строгого режима.

Прокурор и отец погибшего добились в Верховном суде РФ отмены приговора и направления дела на новое рассмотрение. Повторный процесс дался Виктору Лаптеву еще тяжелее, здоровье подводило, но он все равно приходил в суд и смотрел в глаза тем, кого считает повинными в гибели сына.

«Желание добиться правды дает человеку второе дыхание, как в спорте говорят»,
— поясняет он.

На следующей неделе в прениях выступит защита, после чего подсудимые скажут последнее слово. Огласить приговор планируется в конце декабря.