В Санкт-Петербургском городском суде продолжается слушание громкого дела о вооруженном разбойном нападении на сотрудников транспортного ОМОНа в Мурино. Свои доказательства закончила представлять сторона обвинения. Вторая часть судебного следствия стартует 11 февраля: в этот день на авансцену выйдет защита.

Поговаривают, присяжные высказывают нетерпение. Очередной заседатель аккурат накануне снял с себя полномочия, сославшись на занятость. Дело, о котором столько написано и рассказано, с их участием начали слушать еще 1 октября прошлого года. Однако объективные сложности с явкой свидетелей не позволяют процессу набрать хороший темп.

В последний «обвинительный» день с подачи прокуроров Артема Моисеева и Андрея Михайлова был допрошен агент по недвижимости, показывавший в конце декабря 2015 года Геннадию Левинскому двухкомнатную квартиру в Колпино. Ее последний вскоре и приобрел за 3 миллиона рублей наличными, попросив при этом указать в качестве приобретателя в договоре свою дочь.

«Это ваша догадка, что я покупал квартиру для себя из-за того, что к вам обращался?»
— спросил свидетеля Левинский, разрядивший, по версии следствия, рожок автомата Калашникова в омоновцев.

Свидетель кивнул. Но пояснил: вписанная в собственницы барышня жилье перед покупкой даже не смотрела, а все углы, как говорится, проверял сидящий на скамье подсудимых мужчина.

Место происшествия. Фото: кадр оперативной съемки

Второй свидетель, менеджер автосалона, продавал Аркадию Нусимовичу автомобиль Chevrolet Tahoe за 3,5 миллиона вкупе с допоборудованием еще на 200 тысяч рублей. С его слов, клиент сразу сказал, что хочет, осмотрев автомобиль, остался доволен, деньги принес в пакете, но для оформления документов предоставил ксерокопию паспорта женщины, сообщив, что автомобиль будет записываться на нее.

Позже, со слов свидетеля, Нусимович вновь обратился в салон, сказав, что хочет поменять купленную машину на более дорогой люксовый внедорожник Cadillac Escalade. При этом, как пояснил менеджер автосалона, за возврат предыдущей покупки клиент вернул бы на 20-30 процентов денег меньше, чем заплатил.

Еще одним доказательством внезапного обогащения фигурантов стали чеки о денежных почтовых переводах, которые Аркадий Нусимович отправлял в колонию своей подруге, отбывавшей в ту пору срок за мошенничество. Если летом 2015 года переводы не превышали 5 тысяч, то в декабре «грев» внезапно пошел транзакциями по 150 тысяч рублей.

Также государственный обвинитель Артем Моисеев ознакомил присяжных с выводами экспертов, согласно которым очаг возгорания, уничтожившего полицейский автомобиль, находился в кабине протаранившей его «Газели». В последней, согласно выводам экспертизы, был разлит и подожжен бензин, о чем еще до получения заключения специалистов подробно рассказывал сидевший, по версии следствия, за рулем фургона Алексей Геворкян. Еще до того, как решил открещиваться от участия в нападении.

Защита пояснила суду, что, в свою очередь, намерена начать представление доказательств с допроса некоторых очевидцев нападения. Преступление, произошедшее 4 декабря 2015 года у стройплощадки в Мурино, видели десятки человек, но из-за суматохи, что вполне естественно, запомнили происходящее по-разному, на чем защита, видимо, и намерена вновь сыграть.