В самое ближайшее время Октябрьский районный суд решит вопрос о мере пресечения экс-доценту СПбГУ Олегу Соколову. Судья Юлия Максименко, выслушав доводы сторон, удалилась в совещательную комнату для вынесения постановления. По существу дело историка, обвиняемого в убийстве 24-летней аспирантки Анастасии Ещенко и незаконном хранении оружия, будет рассматриваться позже.

Защита Соколова выступила против дальнейшего пребывания обвиняемого под стражей. Адвокат Александр Почуев, прося изменить ее на домашний арест, упомянул все возможные аргументы, в том числе коронавирус. Напомнив, что его подзащитному 64 года, защитник намекнул на «летальный исход».

«В условиях СИЗО оказание реанимационных мероприятий практически невозможно»,
— изрек адвокат.

Между тем, в отличие от воли, именно за решеткой, как неоднократно заявляло руководство ФСИН России, нет ни одного заразившегося коронавирусом.

«Также ему необходимо закончить свои научные труды, чтобы передать потерпевшей в качестве своеобразной компенсации»,

продолжил защитник.

И посетовал на то, что в зале не присутствует потерпевшая сторона.

«Возможно, она бы проявила акт гуманизма»,
— изрек Почуев.

В ответ судья зачитала ходатайство потерпевшей стороны, которая выступила категорически против изменения Соколову меры пресечения. Защита тут же отпустила несколько язвительных реплик, где звучала «демонизация», упреки в адрес СМИ, которые якобы однобоко «отражают события».

«Это трагедия двух возлюбленных, а не тот ужас, который рисуется средствами массовой информации!»
— продолжал адвокат.

Сам Соколов на этот раз уже не демонстрировал полную покорность судьбе и Фемиде, как при избрании меры пресечения, а с жаром просил отпустить его домой к родителям.

«Отец фактически при смерти! Он точно не доживет до моего возвращения из заключения! Он всю кровь отдал родине! Моя мама прожила блокаду в Ленинграде под фашистскими бомбами. Я мог бы не только попрощаться с ними перед моим заключением — уверен, что срок будет достаточно серьезным — но и помочь им немножко. Зачем так жестоко обходиться с ними, отдавшими всю жизнь родине? Это очень жестоко и несправедливо. Я прошу домашний арест»,
— с жаром, переходящим во всхлипывания, вещал экс-доцент по видеоконференцсвязи из «Бутырки».

Сторона обвинения, заявив ходатайство о продлении содержания под стражей на 6 месяцев, выступила против отправки экс-доцента под домашний арест. После этого судья удалилась в совещательную комнату для вынесения постановления.