Пятую часть века проведет в колонии строгого режима 24-летний Александр Харьков, зарезавший без всякой причины в парке Александрино случайного прохожего. У Андрея Винника, проработавшего водителем троллейбуса почти четверть века, осталось пятеро детей. Приговор сегодня, 12 июля, огласили в Санкт-Петербургском городском суде.

Второй потерпевший, коллега убитого Станислав, выжил благодаря мастерству медиков. Напомним, в ночь на 1 февраля 2020 года автобус, осуществлявший служебную развозку сотрудников «Горэлектротранса», высадил Андрея и Станислава на перекрестке улиц Стойкости и Солдата Корзуна. Домой мужчины шли через парк Александрино. Остановились у скамейки покурить, как вдруг идущий мимо парень с лицом, замотанным шарфом, бросился на них и стал бить ножом.

Андрей Винник погиб на месте. Станислав, получивший ножевое ранение в грудь, сумел собраться с силами и побежал. Убийца еще долго преследовал его. Отстал на улице с оживленным автомобильным движением, что дало возможность раненому мужчине вызвать скорую. Подозреваемого задержали в тот же день.

Напомним, для молодчика, с легкостью режущего людей без всякого повода, это уже третий срок. Прежде его жалели: сначала районный суд, потом присяжные, с чьим участием рассматривалось дело неонацистской группировки, окрещенной в СМИ «Невоград-2». Считали, что молодой возраст — сам по себе чуть ли не индульгенция.

Государственные обвинители Вера Маслова и Евгений Суев после оглашения вердикта. Фото: предоставлено Прокуратурой Санкт-Петербурга

В итоге за три нападения, жертвы которых выжили благодаря стараниям врачей, Харьков получил в сумме 4 года 1 месяц общего режима, но с учетом того, что провел значительную часть в СИЗО, очень быстро вышел после оглашения приговора по «Невограду-2» на свободу. Если бы не этот «гуманизм», пятеро детей Андрея Винника не остались бы сиротами.

На этот раз присяжные единодушно сочли нигде не работавшего, не учившегося рецидивиста виновным в покушении на убийство двух человек и убийство из хулиганских побуждений. Все члены коллегии отказали ему в снисхождении.

Свою вину Харьков не признавал до последнего. Правда, после вердикта и особенно вторых прений, когда гособвинение в лице прокуроров Евгения Суева и Веры Масловой запросило для Харькова 23 года колонии строгого режима, стал поддерживать адвоката. Тот уже не настаивал на невиновности, а просил о переквалификации на менее тяжкую статью, а также о мягком наказании.

С учетом назначенного срока 20 лет колонии строгого режима с большой долей вероятности можно предполагать, что осужденный будет обжаловать приговор.