Пока депутаты петербургского ЗакСа занимаются популизмом, написанием громких речей и продвижением порой бесполезных законопроектов, в Петербурге от некачественной работы подпольных врачей страдают маленькие дети. «Мойка78» узнала, почему на законодательном уровне по-прежнему нет грамотного освещения проблем здравоохранения, связанных с обрезанием крайней плоти у детей.

Только за прошедший месяц стало известно о двух случаях госпитализации детей после неудачного хирургического вмешательства. Так, во вторник стало известно о мальчике 2016 года рождения, которому потребовалась госпитализация после операции обрезания крайней плоти. Ребенка увезли на скорой в ночь на 12 февраля. У малыша открылось кровотечение из раны после обрезания. В больницу его забрали из дома на Богатырском проспекте в состоянии средней тяжести.

Прибор для обрезания. Фото: скриншот из фильма «Робин Гуд: Мужчины в трико»

Стоит отметить, что в Координационном совете мусульман Петербурга подтвердили опасение — проблема действительно существует, но не из-за недостаточной информированности внутри сообщества, а от «дремучести» людей. Тем не менее, очевидно, что проблема действительно существует — в Петербурге нет практически никакой социальной рекламы, призывающей родителей обращаться к квалифицированным специалистам. Отсюда и возникают «подпольные врачи», делающие обрезания детям в темных подвалах полуразрушенных зданий на окраине.

«Мойка78» обратилась к депутатам ЗакСа Борису Вишневскому и Александру Тетердинко с целью выяснить, какие меры предпринимаются на законодательном уровне для борьбы с нелегальной «медициной», из-за которой страдают маленькие дети. Как оказалось, в петербургском ЗакСе о проблеме практически не знают ввиду «недостаточного количества жертв».

Депутат Борис Вишневский. Фото: Заксобрание Петербурга

Так, по мнению Бориса Вишневского, количество пострадавших детей слишком мало, чтобы всерьез заниматься этой проблемой.

«Я не слышал, чтобы в ЗакСе рассматривалась эта проблема. Да и проблемой-то это назвать нельзя. Невозможно предусмотреть все случаи, происходящие в жизни, а что касается отсутствия социальной рекламы — недостаточно прецедентов. Я готов это обсуждать, если явление станет более массовым — если речь пойдет о десятках случаев»,
— сказал Вишневский.

Таким образом, парламентарий утверждает, что обращений «недостаточно». Получается, что страдания одного-двоих детей ничего не значат, необходимо, чтобы страдали минимум двадцать детей, тогда и меры будут приниматься. Отсюда возникает вопрос — как тогда Вишневский защищает музей Достоевского, который говорил, что «гармония мира не стоит слезинки замученного ребенка»?

Тем не менее, о проблеме нелегальных обрезаний был в курсе депутат Александр Тетердинко, который призвал привлекать родителей, отдающих своих детей «на растерзание» нелегальным врачам, к уголовной ответственности. Помимо этого, парламентарий сравнил обрезания с гриппом.

Александр Тетердинко. Фото: Baltphoto

«Те родители, которые допускают такие операции «на дому», должны привлекаться к уголовной ответственности. На законодательном уровне это предусмотрено, так как это прямое причинение вреда здоровью детей, а заниматься этим должны врачи-специалисты в стационарах. Эта проблема не является системной, у родителей есть выбор: делать это кустарно или все-таки у врачей. У любого родителя абсолютно точно так же есть выбор: вести ребенка к врачу, если он заболел гриппом или нет. Это ответственность родителей»,
— сказал Тетердинко.

Стоит отметить, что, по всей видимости, депутаты не намерены бороться за права детей, страдающих от некачественного хирургического вмешательства. Примечательно, что «в массы» информация о некачественных операциях по обрезанию крайней плоти у детей попадает далеко не всегда, о множестве случаев либо просто неизвестно из-за «удачных» нелегальных операций, либо из-за куда более страшных последствий.

А пока Борис Вишневский придумывает другие законопроекты, где-то в подвале грязными ножницами маленькому мальчику отрезают крайнюю плоть.