Председатель комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Юрий Калабин в эксклюзивном интервью «Своему делу плюс» svoedeloplus.com рассказал о том, почему он отменил программу поддержки и какой слоган нужно ставить на флаг бизнесу.

— Юрий Юрьевич, запланировано, что в 2019 году городская программа поддержки малого бизнеса состоит из 6 подпрограмм на 101 млн рублей. Деньги предназначаются для субсидий предприятий легкой промышленности, социального бизнеса, поддержки экспорта и ремесленников. Почему они отменены?

— Программы поддержки в том виде, в каком она была ранее, в следующем году не будет. На мой взгляд и на взгляд многих коллег, субсидиарная форма поддержки – не эффективный механизм. Вернее, он может быть действительно эффективен на начальной стадии формирования компании, когда стартапу нужен толчок. Но в результате длительного и кропотливого анализа, который был выполнен комитетом в последние месяцы, мы выяснили, что несмотря на конкурсные процедуры, список компаний, которые получают субсидиарную поддержку, очень ограничен.

Соответственно, сама поддержка выхолащивается. У нас всего 101 млн рублей, 6 программ, разные по суммам, которые получало ограниченное количество предпринимателей. Получилась такая элитарная штука, для тех, кто хорошо знает процедуру конкурса и готовит документы из года в год. Это никакая не поддержка, это социальная история. Никакого отношения к бизнесу это не имеет. Поэтому мы решили эти деньги вложить в Санкт-Петербургский Фонд содействия кредитованию малого бизнеса. И всем, кому необходима финансовая поддержка, смогут на возвратной основе получить финансирование в короткие сроки и по дешевым ставкам: 0,75% берет фонд и порядка 6-7% берет банк. Весьма популярная услуга. И главное, это возвратные деньги. Это принцип бизнес-справедливости – вы взяли, и вы должны вернуть. А так это была игра в одни ворота с непонятным эффектом.

— Каково будущее программы поддержки малого бизнеса в Петербурге? Вот в Ленобласти на поддержку малых компаний заложено 800 млн на 2019 год.

— Вы знаете, наша следующая идея состоит именно в том, чтобы разработать новую, более современную и гибкую программу поддержки, с существенным облегчением доступа, и это состоится, будем надеяться, в следующем году. Программу надо увеличить, как минимум на 1 млрд рублей.

— До 2014 года, в отдельные годы, программа поддержки малого бизнеса доходила до 1,5 млрд рублей. У нее было 17-18 подпрограмм. Но это было до кризиса.

— Кризис не в экономике, кризис у нас в головах. Мы должны расти, и все. Денег много, спрос на продукцию есть. Предприниматель не очень сильно может управлять собственными компетенциями. Ему необходимо образование, в том числе бизнес-образование. Самый лучший лозунг – надо возвращаться к 26 году – и ставить на флаг слоган «Обогащайтесь!».

— Недавно мы с удивлением узнали, что в рамках Национального проекта в городе уже работают 4 центра по проекту «Мой бизнес». Они открыты на федеральные деньги?

— Это не только федеральные деньги, но и деньги региона. Обычно финансирование идет по схеме 50х50 или 70х30. Это совместные программы. Они жесткие по срокам и исполнению. 4 центра уже сформированы, их официальное открытие состоится в рамках «Всемирной недели предпринимательства» в ноябре. Экспортный центр мы формируем сейчас, открыт он будет тоже в ноябре.

Все начальные затраты – набор людей и закупка оборудования. Самые большие затраты сейчас — это центр сертификации, его испытательные лаборатории. Мы хотим, чтобы в городе была качественная продукция, его работа будет этому служить. По условиям программы этот центр должен быть единственным. Но в городе работает ЦКК (Центр контроля качества). На начальном этапе возникло непонимание, люди подумали, что мы их сокращаем. Нет, ни в коем случае.

В этом году на весь проект «Мой бизнес» будет затрачено 190 млн, из них 51 млн – на центр сертификации. Территориально все будет работать в Доме предпринимателя на улице Маяковского.

— Что будет с центром развития и поддержки предпринимательства (ЦРПП) на Полюстровском проспекте?

— Было принято решение, что здание на Полюстровском отдаем для школы. Вокруг много нового строительства. Школ не хватает, а в здании 10 тыс м2. А для предпринимателей – очевидно, данная локация не удобная, далеко. Сейчас вопрос новой локации для центра решается. Но он точно будет в центре города, чтобы всем было удобно. Все виды поддержки, которые остаются, должны быть доступны и сосредоточены в одном месте, а также семинары, консультации и прочее. Надо, чтобы идеи и технологии подхватывались и выводились. Мы рассматриваем различные площадки. Но окончательное решение еще не принято.

— Закон о самозанятых в Петербурге заработает со следующего года?

— Регистрироваться в качестве самозанятого в городе можно хоть сейчас. Это не императивная задача. Если мы все будем уклоняться от уплаты налогов, бюджет города так и останется 600 млрд рублей, и его дают в основном, оптовая торговля и промышленность. А когда же включится малое и среднее предпринимательство?

В городе 3,2 млн работающих, из них в малом и среднем бизнесе — 1,2 млн человек. И зарабатывают они всего 2 трлн рублей. Таким образом, мы мало работаем, мало потребляем, и налоги платить нечем. На садики денег нет, на школы нет, дороги не отремонтированы. Нужно прорвать эту спираль обнищания. Перейти от социальной программы, к восходящей, бизнесовой идее. В Петербурге уже есть целый слой небольших компаний, которые серьезно растут или могут вырасти.

— Сколько таких растущих компаний в городе?

— Около 500. Когда я пришел работать в комитет, посмотрел на драйверы роста больших компаний, и выяснил, что все они ограничены внешними условиями. А вот внутренние драйверы – это, например, производительность труда. Когда я начал исследовать компании по производительности труда, то обнаружил множество таких компаний. Чтобы хорошо жить, нужно зарабатывать не меньше, чем 100 тысяч долларов на человека в год. Эта такая величина, не прибавочная стоимость. Хорошие торговые компании также могут быть драйвером экономики и при этом быстро оборачивать большие массы товара, это достойно. Очевидно растущие компании — их 300, а всего 500. И еще 8 тысяч тех, кого можно анализировать. В основном, это малые и средние предприятия. И, как правило, внеотраслевые. Сначала я хотел их как-то сгруппировать по секторам, но все сошлось к конкретным людям. Это компетентные профессиональные люди.

— Можете назвать несколько конкретных имен?

— Их немало. Многих я не знаю, их никто не знает. Когда я пришел 9 месяцев назад в комитет, в «Реестре экспортеров» было 400 компаний, сейчас – 500 с лишним. У одной 1,2 млрд выручка, работают 28 человек, у другой – 1,37 млрд выручка, 37 человек работает, у третьего научно-производственного объединения – тоже 37 человек и выручка больше миллиарда.

Это не тихие ученые и не всегда высокотехнологичные ученые. Это наши с вами городские инженеры. Выходцы с крупных предприятий создали свой бизнес и выращивают его в узких нишах. Есть те, кто делает автокомпоненты и сертифицированы в Nissan, Хендэ. Или диагностическое оборудование. Им никто не нужен. Можно бесконечно рассказывать. Например, есть производство влажных салфеток из нетканых материалов. Еще одна компания производит противопожарные датчики. Они отправляют свою продукцию в десятки стран.

— Вы будете для них делать какую-то специальную программу?

— Да они сами могут сюда прийти и прочитать лекцию, научить других. Большинству из них ничего не нужно. Но предприятия в городе очень разобщены. Как в советское время – все запирались в своих хрущевках на кухнях в 6 квадратных метров и костерили партию и правительство. Так же и сейчас с промпредприятиями.

Что у нас случилось с промышленной кооперацией? Простой станков ведь нельзя допускать. У многих низкая степень загрузки оборудования. Нужно знакомиться друг с другом и кооперироваться. Они, владельцы этих предприятий, люди увлеченные, как правило, инженеры, экономисты, и не стремятся быть олигархами. Все великие компании созданы коллективами единомышленников. Очень интересные задачи сами по себе, такая кооперация. И это выгодно.

Бизнес сегодня – это технологичная штука. Если не делаешь чего-то на раз, два, три, — не получаешь четыре. Чтобы узнать спрос на продукцию, девочек на входе в магазин с шоколадками уже не нужно ставить. Есть программы, которые спрашивают, какую шоколадку вы любите, и уже это делается именно для вас.Человек покупает не товар, а удовлетворение. Это стоит чуть большие деньги, чем просто товар.

Вступайте в клуб «Свое дело»