Общественники, чиновники и юристы обсудили за круглым столом будущее бродячих собак в Петербурге. Возврат животных после стерилизации на улицы города около недели назад через суд запретила активистка Светлана Антонова. В Смольном хотят все вернуть, но не факт, что смогут.

Что произошло

С 2005 года в Петербурге действовала программа ОСВВ. Бродячих собак ловили, вакцинировали, стерилизовали, а затем возвращали на улицы. Что будут делать теперь, неясно. Систему через суд неожиданно для всех поменяла петербурженка Светлана Антонова, выступающая против бродячих собак. 

Решение суда и саму активистку в городе восприняли неоднозначно. Зоозащитники опасаются, что животных начнут усыплять. Приюты не понимают, где брать место для собак. Смольный намерен подавать апелляцию. 

Но, если отбросить всю лирику, получается удивительный прецедент. Активистка в одиночку поменяла программу, которой город руководствовался около тринадцати лет. 

"Важно разобраться в законодательстве по той проблеме, которую надо решить. Определить, кто должен решать и кто отвечает за ее решение", — отметила в разговоре с "Мойкой78" Светлана Антонова.

В суде активистка ссылалась на то, что принятые в городе нормы противоречат федеральному законодательству. Оно, как оказалось, не предусматривает возврат бродячих животных после отлова в естественную среду обитания. Аналогичные прецеденты уже были в Перми и в Великом Новгороде. Но там истцом выступала прокуратура — игрок куда более крупный и весомый. 

А что Смольный

Не всегда последовательные городские власти в этот раз удивительно постоянны. Программу ОСВВ в Смольном единодушно поддерживают и продвигают уже более десяти лет. 

"За время действия программы она зарекомендовала себя только с положительной точки зрения. Мы получаем исключительно благодарность от граждан. Жалоб к нам не поступало. В рамках этой программы нами используется только гуманное отношение к животным. Никакого вреда им не причиняется. Данная система позволяет сократить уровень заболеваемости бешенством и в целом способствовать гуманному отношению к животным", — прокомментировала начальник юридического отдела Комитета по благоустройству Екатерина Тренина.

Сейчас комитет совместно с Управлением ветеринарии готовит апелляцию. Обжаловать решение суда они могут до 9 ноября. Активистка на это ответила спокойным: "Подадут апелляцию, мы подадим возражения. Решать будет Верховный суд". Что будет дальше, неизвестно. Но по опыту других городов, высшая инстанция вердикт обычно оставляет неизменным.

Общественные организации, зоозащитники и приюты в стороне тоже не остались. 

"Законодательное собрание Нижегородской области еще весной этого года инициировало  законопроект поправок к 184-ФЗ, который предусматривает, что субъект федерации имеет право самостоятельно регулировать, отлавливать, содержать и выпускать животных. В своем письме мы также поддержали эту инициативу", —  рассказала член ассоциации организаций помощи бездомным животным "Мы вместе", исполнительный директор приюта "Ленькин кот" Ольга Карпенок. 

Послесловие

Для Петербурга прецедент, когда активисты-одиночки решают, что делать, не в новинку. Этим летом одни жильцы через курируемый Смольным портал "Наш Санкт-Петербург" с завидным постоянством жаловались на граффити и требовали их закрасить, а другие — упорно просили рисунки оставить. Городские власти шли на поводу у жалобщиков с портала и оперативно художества устраняли, не обращая внимания на то, что людей, желающих граффити сохранить, больше. Аналогичная история произошла в начале сентября с цветником в Невском районе. Некто Вячеслав Д. настрочил кляузу на самодельную клумбу, обозвав её объектом незаконного благоустройства. Стоило жалобе появиться на портале "Наш Санкт-Петербург", как сотрудники "Жилкомсервиса №1" приехали и уничтожили заботливо обустроенные местными жителями цветник. Но в таком масштабе петербургские вопросы активисты-одиночки решают впервые. 

"Надо отделять проблемы, которые действительно могут быть решены, от проблем, которые не решатся в принципе, в разумный срок, разумными средствами", — отмечает  Светлана Антонова. 

Сама активистка после того, как дело получило громкую огласку, по её словам, подвергается ежедневной травле. Сторонники гуманной концепции размещают нелицеприятные посты о ней в соцсетях, а в реальной жизни — царапают машину и заливают дверной замок клеем. Несмотря на это, останавливаться Антонова не намерена. Активистка многозначительно заявляет, что это её не последний иск. Среди интересов Антоновой - зеленые зоны, места для купаний в Озерках и строительство дороги в Металлострое.