В Ленинском районном суде Петербурга не без приключений стартовал судебный процесс по нашумевшему делу о гибели двух молодых людей из-за прорыва трубы с кипятком в кафе на Измайловском проспекте.

После оглашения прокурором предъявленного обвинения, в целом сводившемуся к тому, что обвиняемый в нарушении правил безопасности при ведении работ старший диспетчер центральной диспетчерской службы АО «Теплосеть Санкт-Петербурга» 37-летний Евгений Емельянов вовремя не среагировал на аварию, подсудимый заявил, что обвинение ему не понятно.

Отказавшийся удовлетворить ходатайство защиты о собственном выходе из дела судья Евгений Хворов даже объявил перерыв, чтобы адвокат разъяснил своему подзащитному процессуальные тонкости. Ведь отрицательный ответ на этот довольно формальный вопрос судьи слышат редко.

«Статья-то мне понятна, а в чем именно меня обвиняют — нет. Виновным себя также не признаю»,
— уточнил диспетчер после непродолжительной беседы с адвокатом.

Тогда Его честь дал возможность обвиняемому высказать все, что накопилось на душе, выразив тем самым отношение к предъявленному обвинению.

«Ну вот смотрите: указано, что я руководил включением отключенного участка и не выполнил требований пункта 4.1.1. Весь пункт озаглавлен «Отключение тепловых сетей». То есть я руководил включением, а нарушил инструкцию по отключению. А что, так можно было? В другом абзаце идет ссылка на якобы нарушенную мною инструкцию по опробованию сетей перед отопительным сезоном. Это комплекс мер! Он завершился до случившегося. Что такое быстрое закрытие задвижки? Где прописана ее быстрота? Она закрывается так, как работает электропривод!»
— эмоционально заявил диспетчер.

Суд дал понять: разбираться, кто на ком стоял, будут в ходе процесса.

Сотрудник диспетчерской службы компании «Теплосеть Санкт-Петербурга» Евгений Емельянов. Фото: Мойка78

Примечательно, что пока участники процесса и журналисты ждали на улице проверки после сообщения о минировании здания суда, защитник сообщил представителям СМИ: поначалу эксперты сделали вывод о том, что лопнувшая труба была гнилая. Но затем вдруг появилось заключение, что труба вполне себе ничего, а причиной прорыва стал гидроудар.

Под занавес заседания допросили Марину Моргун, мать погибшего Максима Шустрова. Женщина рассказала, что последний раз разговаривала с сыном вечером 27 сентября. Тот сказал, что собирается в кафе с друзьями. О его гибели она узнала утром из сообщения в соцсети.

Об обстоятельствах трагедии ей известно немногое. Ссылаясь на знакомую сына, женщина рассказала, что компания, в которой он отдыхал, заметила поступающую в подвал воду, но якобы подумала, что прорвало канализацию.

«Со слов девушки, мой сын сказал, чтобы она выходила на улицу, а он заберет Андрея, и они выйдут вместе. Но в итоге из кафе они так и не вышли»,
— рассказывала суду женщина.

На вопрос об уже полученных выплатах потерпевшая сообщила, что в страховой компании возместили расходы на погребение. О компенсации от теплоэнергетиков сказала что-то нечленораздельное.

«В связи тем, что гражданская ответственность АО «Теплосеть Санкт-Петербурга» застрахована ФЗ от 27.07.2010 г. № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте», родственникам погибших была произведена выплата страхового возмещения 2 миллиона рублей в случае смерти каждого потерпевшего, 25 тысяч рублей на погребение»,
— сообщили «Мойке78» в пресс-службе компании.

Напомним, трагедия на Измайловском проспекте, 20 произошла в ночь на 27 сентября 2018 года. Около 03:30 в результате прорыва трубы кипяток затопил полуподвальное кафе «Типичный Питер», где в тот момент находились три посетителя и администратор. Двое 20-летних ребят погибли.

В результате ЧП на Измайловском проспекте погибли 20-летние Андрей Начинкин и Максим Шустров. Фото: соцсети

К уголовной ответственности следственными органами СК РФ по Санкт-Петербургу был привлечен старший диспетчер центральной диспетчерской службы компании Евгений Емельянов. Поначалу уголовное дело было возбуждено по ч.3 ст.238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Затем статья была переквалифицирована на причинение смерти по неосторожности двум лицам, обвинение по которой и предъявили Евгению Емельянову, взяв с него подписку о невыезде.

Место ЧП на Измайловском. Фото: Мойка78/Валентин Егоршин

После этого ряд депутаты фракции «Справедливая Россия» Законодательного собрания Санкт-Петербурга обратились к руководству ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу с просьбой пересмотреть обвинение, полагая, что ответственность за случившееся должны нести должностные лица и организация, которая проверяла безопасность труб. В соцсетях петербуржцы и не только они также недоумевали: почему за лежащее в земле гнилье, которое с завидной периодичностью рвется, должен отвечать стрелочник, вернее диспетчер?

При прорыве трубы на Измайловском проспекте погибли два человека. Фото: Мойка78/Валентин Егоршин

В ответ руководство ведомства сообщило, что даст надлежащую оценку и действиям экспертов, заключивших, что старую трубу еще можно не менять. Однако привлечение к ответственности Евгения Емельянова сочло обоснованным.

В окончательной редакции обвинения стала фигурировать ч.3 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении работ, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц), предусматривающая максимальное наказание до 7 лет лишения свободы.