Адвокаты экс-замначальника УФСИН России по Петербургу и Ленобласти Сергея Мойсеенко и предпринимателя Игоря Захарова, осужденных по делу об убийстве куратора строительства новых «Крестов», обжалуют приговор. Об этом защита сообщила после его оглашения в Ленинградском областном суде, поставив также под сомнение объективность некоторых присяжных.

Напомним, дело об убийстве подполковника внутренней службы Николая Чернова слушалось во второй раз. В июне 2019 года присяжные половиной голосов вынесли оправдательный вердикт Сергею Мойсеенко и единодушно оправдали предпринимателя Игоря Захарова. После этого освобожденного судом из-под стражи бывшего замначальника УФСИН тут же задержали у дверей дворца правосудия, вскоре после чего он вновь оказался в СИЗО уже по обвинению в получении взятки.

В январе после отмены Верховным судом РФ оправдательного приговора стартовало повторное слушание дела об убийстве Николая Чернова. С новой коллегией присяжных, в конечном итоге вынесшей единодушный обвинительный вердикт в отношении обоих подсудимых.

Сергей Мойсеенко и Игорь Захаров с адвокатами в зале суда. Фото: «Мойка78»

Ряд СМИ ошибочно указал, что экс-замначальник УФСИН признан виновным в убийстве, что он его организовал, а само преступление было заказным. На деле же Сергей Мойсеенко обвинялся в подстрекательстве, то есть словесном предложении ранее неоднократно судимому предпринимателю Сабиру Садыкову расправиться с Николаем Черновым с целью скрыть другое преступление — хищения при строительстве СИЗО. Ни о каком заказном преступлении, то есть убийстве по найму, следствием и речи не велось.

Владелец лесопилки в Беларуси Игорь Захаров был признан присяжными виновным в пособничестве путем предоставления орудия убийства — пистолета и патронов, а также в незаконном хранении, перевозке и сбыте этого оружия Садыкову, который 2 марта 2017 года и разрядил обойму в Николая Чернова в его собственном автомобиле.

Сабир Садыков при проверке показаний на месте. Фото: кадр оперативной съемки

Садыков, заключив сделку со следствием и дав показания на Мойсеенко и Захарова, получил 9 лет лишения свободы. Экс-замначальник УФСИН в свою очередь был приговорен к 15 годам колонии строгого режима с лишением звания полковника внутренней службы.

«В соответствии с требованиями закона существует возможность назначения дополнительного наказания при совершении особо тяжкого преступления, в котором коллегией присяжных и приговором суда признан виновным Мойсеенко. Данное наказание, в частности, предусматривает лишение специального звания в связи с тем, что преступление было совершено в период исполнения Мойсеенко своих должностных обязанностей, которые заключались как раз в том, что он должен был охранять порядок в обществе и, в том числе, жизнь человека, но он эти обязанности нарушил. В связи с этим судом было принято такое решение»,
— пояснила старший прокурор Уголовно-судебного управления прокуратуры Санкт-Петербурга Юлия Павлычева.

Предприниматель Захаров получил по приговору суда на год меньше. При этом назначенные ему 14 лет колонии строгого режима полностью повторили запрос гособвинителя о наказании. Сергею Мойсеенко, учтя в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной, от которой вскоре офицер отказался, его статус участника боевых действий, а также массу наград, в том числе боевых, судья Светлана Наумова «скостила» лишь один год от запрошенных прокурором 16 лет «строгача».

Предоставленное защитой заключение медиков о том, что у потерявшего с момента ареста не один десяток килограммов веса экс-замначальника УФСИН рак, требующий проведения операции, суд приобщать к делу не стал.

Сергей Мойсеенко отказался участвовать в прениях, в которых вдова Николая Чернова запросила для подсудимых высшую меру, а также от выступления с последним словом, будто смирившись с судьбой. Однако, как позже сообщил «Мойке78» его адвокат Ян Стецкевич, приговор все же будет обжалован.

«Мой подзащитный намерен бороться за признание его невиновным»,
— пояснил защитник.

По его словам вынесение второго вердикта оставило у него немало вопросов. Так, решение присяжных в отношении Игоря Захарова Ян Стецкевич назвал «лакмусовой бумажкой».

«Я бы еще понял, если бы во втором процессе появились новые доказательства, но этого не было. Также перед присяжными не выступил ни один свидетель, кто рассказал бы о взятках либо каких-то хищениях»,
— отметил собеседник.

Представляющий интересы Игоря Захарова адвокат Борис Логвиненко признался, что приговор его «убил» и усомнился в объективности некоторых членов коллегии.

«В процессе отбора присяжных заседателей вдруг происходит забавная ситуация. Один говорит: «Я — бывший следователь». Его спрашивают: «На ваше мнение это как-то повлияет при вынесении решения?». Нет, говорит, не повлияет. И этот человек становится старостой присяжных! Появляется еще один человек, которого в первом судебном заседании мы с коллегой отвели, потому что он заявил: «Я ненавижу расхитителей собственности, взяточников, готов их расстреливать без суда и следствия». Естественно, мы его сразу исключили, но он опять в нашем судебном заседании становится одним из присяжных. Правда, запасным. Но они же все участвуют в судебном заседании. Таким образом, двое присяжных не были совсем уж объективны и доказательства, предъявляемые защитой, в общем-то не слушали. Если следователи первоначально будут расследовать дело, а потом будут участвовать в качестве присяжных заседателей в суде, то грош цена такому суду присяжных»,
— высказал свое мнение Борис Логвиненко.

По его словам, на обвинительный вердикт в отношении Игоря Захарова практически никто не надеялся. Сам же адвокат намерен уже на следующей неделе направить апелляционную жалобу.