Губернатор
Петербурга Георгий Полтавченко как-то
сказал, что с удовольствием бы остался
на своем посту — работа, мол, интересная.
И, кажется, градоначальник на самом деле
решил задержаться у руля Северной
столицы. Но в какую сторону Полтавченко
этот руль крутит?

С
транспортной инфраструктурой, которую
руль символизирует в первую очередь, в
Петербурге вовсе не так все хорошо, как
хотелось бы. Возьмем, к примеру, метро.
Сколько лет уже власти кормят горожан
обещаниями, что вот-вот, уже через пару
лет, откроется станция «Юго-Западная»
(«Казаковская»)? Пока не открыли.

Конечно,
можно сказать, что вместо нее открылись
сразу две станции — «Беговая» и
«Новокрестовская» — к чемпионату мира
по футболу. Так-то оно так, но уже во
время чемпионата и после него эти станции начали потихоньку разваливаться — то вода потечет, то отвалится что-нибудь.

При
этом не первый месяц идут споры о
финансировании новых станций подземки.
Почему губернатор вдруг решил, что в
Красносельском районе могут жить без
метро вовсе, и урезал субсидии на развитие Красносельско-Калининской линии на 4,1 млрд рублей?

И
куда вообще уходят деньги, выделенные
на строительство метро? Ведь не рабочим
«Метростроя», иначе не жаловались бы
они уже который месяц, что им не платят
зарплату и массово сокращают.

Продолжая
транспортную тему, можно вспомнить
многочисленные обещания городской
администрации построить сеть легкорельсовых
трамваев. С начала 2000-х идут разговоры
(до дела, понятно, не доходит) о создании
новой ветки — от станции метро «Автово»
до Петергофа с перевалочным пунктом у
«Балтийский жемчужины».

Или
давнишняя задумка связать город с
аэропортом «Пулково». Пока что аэроэкспресса нет толком даже на бумаге, объявленный конкурс на проектирование завершится только весной 2019 года. Да и сама воздушная
гавань, бывшая когда-то серьезным
транспортным хабом, сегодня вызывает
массу нареканий.

А
есть ведь еще и Западный скоростной
диаметр. Задумали его — как важную
транспортную артерию — еще при Валентине
Матвиенко, а с приходом Полтавченко
начались странности. Вот почему городская
администрация не хочет раскрывать текст
соглашения с оператором дороги?

В рамках этого документа на ЗСД ежегодно оператору перечисляют до пяти миллиардов бюджетных рублей, но никто доподлинно не знает той формулы, по которой в Смольном рассчитывают размеры выплат. Многочисленные депутатские запросы по этому поводу так
и не получил внятного ответа.

С
ответами у администрации Полтавченко
все вообще не слава богу. В городе десятки
проблем, уже перезревших настолько, что
люди выходят на улицы, но ничего не
меняется. Не первый год горожане
протестуют против передачи Исаакиевского собора в ведение РПЦ, а губернатор сидит
в Смольном, как воды в рот набрал.

Десятки
старинных домов — культурное наследие
нашего города — медленно, но верно
угасают в самом центре Северной столицы.
Но Комитет по охране памятников (КГИОП)
при Полтавченко, кажется, уже
окончательно разваливается, и шансов сохранить наследие прошлых лет все меньше и меньше.

Власти при этом идет на поводу у так называемых градозащитников — десятка-другого людей, никак с конкретными домами/объектами не связанных и не имеющих необходимого образования и знаний в сфере архитектуры и сохранения культурного наследия. Кажется, городская администрация решила, что проще отдать проблему на откуп «активистам», не тратя на это время и силы.

Есть еще мусорные проблемы — полигонами для захоронения отходов. Те же «Новоселки»
нынешняя администрация Северной столицы
уже не раз обещала рекультивировать,
но жители города по-прежнему ощущают мерзкий запах бездействия ответственных лиц.

И
наконец, финальный аккорд — эпическая история с достройкой стадиона «Санкт-Петербург». Завершить его к
чемпионату мира по футболу таки успели,
спору нет. Но стоимость магическим
образом выросла с начальных 6,7 млрд до
45 млрд рублей. Восемь раз сдвигались
сроки сдачи, и главная спортивная арена
города на Неве превратилась в главный
же символ коррупции и неэффективности
властей в родном городе президента РФ.

В
общем, работать Полтавченко в Северной
столице, конечно, интересно. Другой
вопрос — интересно ли жителям Петербурга
наблюдать результаты этой деятельности,
ежедневно спотыкаясь о них.